На вопросы газеты «Новое Время» отвечает российско-израильский писатель, переводчик и публицист антисионистской направленности Исраэль Шамир

- Начнем с арабской весны. Что это дало арабскому миру перед глазами всей мировой общественности. Целью "весны" считали уничтожение левых и националистских движений по всему арабскому миру. На данный момент, какое влияние у некогда могущественной партии "БААС" в арабском мире?
- Арабская весна делалась не для мировой общественности. Ее цель была – свержение старых диктаторов и обновление правящих элит. К сожалению, не все пошло так, как хотелось. Некоторые страны рассыпались – как Ливия, другие перешли в режим гражданской войны – как Сирия, в третьих после короткого перерыва, вернулась военная диктатура, как в Египте. Баас утратила влияние после военного поражения в Ираке и в результате гражданской войны в Сирии. Но еще не вечер. Пока успешных результатов нет, но и революции не окончились – Алжир и Судан сейчас переживают революцию.

- Исламизация, Братья мусульмане... почему США до конца не поддержали джихадистов в Египте и в арабских других странах Северной Африки?
- США и не ставили такой задачи. Они использовали джихадистов для свержения режимов в Ливии и Сирии, как динамит, но из динамита не строят! В Сирии джихадисты были остановлены общими усилиями сирийцев, России и Ирана. В Алжире – силой армии. В Египте умеренные исламисты потеряли власть по воле армии. В Ираке – под влиянием Ирана.

- ХАМАС и Аль-Фатх. На фоне вражды и противоречивой политики этих двух палестинских партий Израиль расширяет свои границы и стремительно выдавливает арабов из Палестины. Что изменится на Ближнем Востоке после известных и скандальных решений администрации Трампа (признание Иерусалима столицей Израиля и Голан израильской землей), в лучшую и в худшую сторону?
- Вражда двух партий не ухудшает положения палестинцев, наоборот, это два варианта борьбы. Израиль пока не выдавливает палестинцев из Палестины, хотя переводит их из одного режима оккупации в другой режим оккупации. Решения Трампа подталкивают Израиль делать то, что он хочет – но на практике игра остается многовекторной. Есть расхождение между политикой демократов и республиканцев, глобалистов и националистов в США. Есть и воля палестинцев, которая влияет на ход дел. Есть и внутри-еврейская политика в Израиле, где власти не горят желанием воевать.

- Последние процессы, происходящие в Ливии, показывают, что Россия стремится стать стороной во внутриливийском конфликте. Активизация генерала Хафтара, которого считают человеком Москвы, и его твердое намерение взять всю страну под свой контроль наводит на мысль, что Россия всерьез войдет в Ливию. Можно ли ожидать повтора сирийского сценария в этом государстве?
- Хафтар – не «человек Москвы», он хочет стать правителем Ливии, но Россия не ангажирована в Ливии. Хафтар долго жил в США, он связан с Америкой, но он ищет независимый курс. Пока ему далеко до победы, и Россия не станет воевать за Хафтара, даже если он захочет.

- Всем известно, что арабское общество до сих пор живет законами феодального времени. Там больше соблюдают внутренние, племенные законы и правила, чем государственные. До сих пор крупные кланы и вожаки способны оказать влияние на государственную политику. Помимо племен в арабских странах есть и религиозные секты, тарикаты и течения, у которых сотни тысяч последователей. Есть ли среди этих кланов такие, с которыми сотрудничают российские госструктуры?

- Россия готова сотрудничать со всеми, кто хочет с ней сотрудничать, в отличие от СССР у нее нет идеологических ограничений. Россия сотрудничает с военными в Египте, с алавитами в Сирии, с исламистами Талибана в Афганистане, с Саудовской Аравией, с Фатах и с Хамас, с правительством Бейрута и Хезбаллой, с Нетаньяху – со всеми.

- В общем, какие перспективы у России в арабском мире? По-вашему есть готовая стратегия Кремля по арабскому Востоку? Со стороны все выглядит слишком неопытно, речь, конечно, идет о внешней политике России в отношении арабских стран. Кроме купли-продажи вооружения никаких и интеграционных процессов мы не наблюдаем...

- Россия не ставит перед собой далеко идущие цели, но понемногу усиливает свое влияние на БВ. Она не хочет и не может стать гегемоном в регионе. Ей достаточно стать важным фактором, иметь базы и порты, влиять на нефть и нефтепроводы. Это гибкая и многовариантная политика, основанная на уважении арабских партнеров, на невмешательстве в их внутренние дела, и в то же время политика, мягко противостоящая империалистическим планам Запада по дестабилизации региона.

Беседовал:
К.САТТАРОВ
.