• Баку C

    3.42 м/с

Лавров: США и ЕС не стремятся принести мир и стабильность на Южный Кавказ

09:01 / 28.12.2023 Просмотров: 13384

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в эксклюзивном интервью ТАСС по итогам 2023 года ответил на вопрос о возможности переговоров по Украине, предупредил о последствиях курса Армении на укрепление диалога с НАТО и рассказал о перспективах палестино-израильского урегулирования.


— На ваш взгляд, как может разрешиться палестино-израильский конфликт? Есть ли будущее у двугосударственной формулы? Или, может быть, сейчас "за кулисами" обсуждаются уже другие варианты решения этой многолетней проблемы?

— Лично мы "за кулисами" ничего не обсуждаем, всегда работаем в открытую. Всем пора извлечь урок из того, во что вылились попытки США играть в кулуарную дипломатию на Ближнем Востоке. Именно линия Вашингтона на монополизацию посреднических усилий и подрыв международно-правовой базы урегулирования привела к нынешнему обострению в зоне конфликта.

Российская позиция основывается на решениях Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН, Арабской мирной инициативе. Формула установления прочного мира хорошо известна. Она предполагает создание в границах 1967 года независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме, сосуществующего в мире и безопасности с Израилем. Задача международных посредников состоит в том, чтобы помочь сторонам наладить диалог, в рамках которого они могли бы урегулировать все спорные вопросы. Безусловно, это непросто. Но альтернатива переговорам — продолжение кровопролития. Без "политического горизонта" израильтяне и палестинцы так и будут жить от эскалации до эскалации, как это происходит уже 75 лет.

Неприемлемо как оправдывать и тем более поощрять теракты, так и отвечать на них методами коллективного наказания в грубейшее нарушение международного гуманитарного права.

Необходимо разорвать порочный круг насилия, устранить несправедливость, от которой страдают уже несколько поколений палестинцев. Только так можно добиться стабилизации в зоне палестино-израильского противостояния и в регионе Ближнего Востока в целом.

Этой же логике должно быть подчинено и послекризисное обустройство Газы. Не хотел бы вдаваться в детальное обсуждение этой темы. Тем более что все разговоры о будущем палестинского анклава основываются на разного рода "утечках" и слухах. Настораживает, что, судя по поступающей информации, США опять хотят навязывать свои подходы, ничего общего не имеющие с международным правом, — как это было в Афганистане, Ираке, Ливии и многих других странах и регионах, разрушенных в результате авантюр Вашингтона.

Будем ориентироваться в первую очередь на мнение самих палестинцев, а также наших региональных партнеров. В конечном итоге любой вариант обустройства должен способствовать реализации законного права палестинцев на создание своего государства на всех национальных территориях, включая Западный берег реки Иордан с Восточным Иерусалимом и сектор Газа.


— Есть ли у России данные, насколько изменились объемы военной помощи Запада Украине? Можно ли сказать, что на фоне обострения ситуации на Ближнем Востоке эта тема ушла на второй план для Запада? Если да, то насколько вероятно, что в Киеве решатся в таких условиях на переговоры с Москвой?


— Несмотря на провал "контрнаступления" ВСУ, Запад продолжает накачивать Киев вооружениями, повышая ставки путем применения в украинском конфликте все более смертоносных и дальнобойных систем. Осуществляются поставки натовского оружия, в том числе кассетных боеприпасов и снарядов с обедненным ураном.

Продолжает функционировать так называемый формат Рамштайн, в рамках которого представители более 50 стран ежемесячно обсуждают запросы Киева на предоставление военной техники и боеприпасов.

Трагические события на Ближнем Востоке на некоторое время вытеснили украинский кризис с первых страниц западных СМИ. Однако для большинства недружественных правительств "нанесение стратегического поражения России на поле боя" по-прежнему значится среди приоритетов. Ни Вашингтон, ни Брюссель не отказываются от оказания помощи киевскому режиму, понимая, что без нее он обречен. Они по-прежнему кровно заинтересованы в том, чтобы руками и телами украинцев сдерживать Россию.

Вынуждены констатировать отсутствие воли к миру со стороны режима Зеленского. Его представители мыслят категориями войны и прибегают к весьма агрессивной риторике. Ни о каком прекращении боевых действий не ведется и речи. Продолжает действовать установленный Зеленским 30 сентября 2022 года запрет на ведение переговоров с руководством России. Выводы делайте сами.


— В области контроля над вооружениями происходит все больше угрожающих событий — от подготовки США к ядерным испытаниям в Неваде до развертывания в Европе американских систем, способных запускать РСМД (ракеты средней и меньшей дальности). Есть ли угроза, что в 2024 году Вашингтон доломает вообще все опоры ядерной стабильности и можно будет совсем забыть про любые механизмы контроля? Сохраняется ли еще возможность диалога по договоренностям в этой области, например, по ДСНВ (Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений)?


— Ситуация в сфере контроля над вооружениями деградирует вследствие дестабилизирующей политики и конкретных деструктивных действий США. Одновременно американцы целенаправленно усиливают напряженность в области международной безопасности. Данные процессы неразрывно связаны друг с другом, один подпитывает другой и наоборот.

С точки зрения методологии американцы или напрямую разрушают договорные режимы путем выхода из них, как это было с Договорами по ПРО, о запрещении ракет средней и меньшей дальности, по открытому небу. Или создают неприемлемые условия для их выполнения другой стороной — именно так произошло с ДОВСЕ (Договор об обычных вооруженных силах в Европе) и ДСНВ.

Логика Вашингтона проста. Опоры, обеспечивавшие доминирование США, уходят из-под ног. Во многом из-за ошибок самих американцев, уверовавших в свою "исключительность", непогрешимость и безнаказанность. В попытке затормозить утрату позиций гегемона они сделали ставку на силу. Отсюда — погоня за военным превосходством, стремление обеспечить себе свободу рук в применении силовых средств. Именно этим объясняется отказ от ограничений в области контроля над вооружениями и других инструментов, призванных обеспечить стратегический баланс интересов участников международных процессов.

Всего лишь один пример: выдвинув надуманный предлог, США пошли на слом ДРСМД. На деле же запрещенные по договору ракеты просто стали нужны США, в том числе против Китая. Ограничения на них стали мешать, и от них без каких-либо колебаний избавились. Негативные последствия этого шага для региональной и глобальной безопасности очевидны. По мере реализации планов размещения наземных РСМД США в Европе и АТР приобретает остроту вопрос о целесообразности дальнейшего применения введенного Россией моратория на развертывание аналогичных вооружений, увязанного с появлением в соответствующих регионах такого же оружия американского производства.

Что касается перспектив диалога с США по ДСНВ и договоренности о чем-то на замену ему, то мы четко дали понять, что диалог невозможен без отказа Вашингтона от антироссийского курса. Для нас очевидна неадекватность американских идей о запуске переговоров по контролю над ядерными вооружениями с их отделением от негативного военно-политического контекста и удручающего положения вещей в отношениях Россия — Запад. Интерес Вашингтона понятен: снизить для себя ядерные риски, обеспечив преимущество в отношении других военных потенциалов. Для нас же такой подход, который получил у американцев неудобоваримое название "компартментализация", то есть "Россия — враг, но нам от нее кое-что нужно", абсолютно неприемлем. Тем более когда США и их союзники продолжают провоцировать эскалацию кризиса вокруг Украины, не скрывая намерения "нанести России стратегическое поражение".

Мы не отказываемся от самой идеи контроля над вооружениями. Однако любой гипотетический диалог в будущем о путях минимизации конфликтного потенциала и параметрах дальнейшего сосуществования с Западом будет возможен только на основе равноправия и обязательного уважения коренных интересов безопасности России и принципиально новых геополитических реалий. В отсутствие готовности к этому со стороны США и их союзников какие-либо рассуждения на эту тему не будут иметь перспективы.


— Как, на ваш взгляд, могут в дальнейшем развиваться отношения Москвы и Еревана с учетом сложностей, возникших в диалоге за последние несколько месяцев? Как вы оцениваете целесообразность дальнейшего нахождения российских военных баз в Армении и перспективы сотрудничества республики с НАТО?


— К сожалению, официальный Ереван, поддавшись на уговоры западников, пытается переформатировать свою внешнеполитическую линию. Меняет проверенную временем союзническую связку с Москвой даже не на конкретную помощь Запада, а лишь на туманные посулы. Для оправдания курса на стратегический разворот во всех бедах республики, включая утрату Карабаха, пытаются винить Россию. Мы неоднократно говорили о российских озабоченностях публично — нет смысла сейчас вновь перечислять недружественные шаги армянских властей.

Армения для нас была и остается стратегическим партнером на Южном Кавказе. Убеждены, что все трудности носят временный характер и будут преодолены при наличии политической воли. Именно устойчивое и планомерное развитие российско-армянских связей отвечает коренным интересам народов наших двух государств, обладающих общностью ценностных устоев и единым культурным кодом.

Между Москвой и Ереваном внушительными темпами развиваются торгово-экономические связи и отраслевой диалог. Это — фундамент для отношений двух стран, а также важнейшее подспорье для устойчивости армянской экономики и благополучия населения Армении. Стремительный рост ВВП республики в последние годы во многом обусловлен кооперацией с Россией и членством Еревана в Евразийском экономическом союзе. 14–15 декабря в Ереване состоялась 22-я сессия Межправкомиссии по экономическому сотрудничеству под сопредседательством вице-премьеров. В следующем году Армения будет председательствовать в ЕАЭС. Желаем коллегам успехов.

Сейчас Армения сталкивается с целым рядом вызовов. Причем купировать их с помощью западных игроков не получится. США и ЕС, в отличие от России, не стремятся принести мир и стабильность в республику и в целом на Южный Кавказ. Их задача совершенно иная — потеснить Москву и других регионалов, создать новый очаг напряженности вслед за Балканами, Ближним Востоком и Украиной. Выход из непростой ситуации очевиден — выполнить трехсторонние договоренности Еревана, Баку и Москвы на высшем уровне.

Считаем вредными рассуждения на тему целесообразности нахождения 102-й российской военной базы на территории Армении. Договор о ее размещении там был заключен 16 марта 1995 года с опорой в первую очередь на национальные интересы и общую задачу наших государств по укреплению стабильности на Южном Кавказе. Сегодня наши военные — ключевой элемент обеспечения мира в этом регионе.

В последнее время Ереван развивает сотрудничество с НАТО и ее отдельными странами-членами. В этом году Армения приняла участие в нескольких десятках мероприятий с альянсом. Продолжает модернизацию своих вооруженных сил по натовским стандартам, военные республики проходят подготовку в ряде государств Североатлантического блока.

Это не может не вызывать у нас беспокойства. Мы неоднократно обращали внимание армянских коллег, что истинная цель натовцев — укрепить в регионе свои позиции, создать условия для манипуляций по схеме "разделяй и властвуй". Надеюсь, в Ереване отдают себе отчет, что углубление взаимодействия с альянсом ведет к утрате суверенитета в сфере национальной обороны и безопасности.


— Под конец этого года резко обострилась ситуация на Ближнем Востоке, летом крайне неспокойно было на Африканском континенте. Ожидает ли российская сторона в наступающем году эскалацию обстановки в ряде других регионов? Где существуют наибольшие риски?


— Мир продолжает штормить, и одна из причин в том, что правящие круги Запада провоцируют кризисы за тысячи километров от своих границ ради решения собственных задач за счет других народов.

Вспомните натовские бомбежки Югославии, вторжение в Ирак под ложным предлогом наличия там ОМУ, обрушение ливийской государственности, вмешательство в Сирию. В этом ряду — развязывание вооруженного конфликта на востоке Европы через расширение НАТО и превращение Украины в антироссийский плацдарм. Самое последнее по времени — обострение обстановки в зоне палестино-израильского конфликта. Конфликтные узлы существуют и в других регионах. Вы упомянули Африку, а есть еще Афганистан, Корейский полуостров. Американцы открыто поощряют сепаратистские тенденции на Тайване в пику неоднократным предупреждениям из Пекина, что это идет вразрез с коренными интересами КНР.

Можно сказать, что в условиях, когда Запад цепляется за ускользающее доминирование, от его геополитических козней не застрахован никто. И такое понимание в мире растет. Это мы чувствуем в ходе общения с партнерами на международной арене. Большинство из них солидарны с нами в том, что рано или поздно западным коллегам придется принять реалии многополярного мира, и тогда все вопросы будут решаться на основе баланса интересов. Однако до этого момента кризисное развитие, судя по всему, будет продолжаться.  


Другие новости

Лента новостей

Все новости
22 февраль 2024

Самый читаемый

Интервью

Тexнoлoгия

Шоу-бизнес

MEDIA