• Баку 18° C

    0.68 м/с

  • USD - 1.7

    EUR - 1.9736

    RUB - 0.0238

Президент Ильхам Алиев дал интервью телеканалу «France 24»-ОБНОВЛЕНО

22:37 / 28.09.2021 Просмотров: 39506

28 сентября Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью французскому телеканалу «France-24».

Предлагаем вниманию данное интервью.

- Здравствуйте, добро пожаловать на эксклюзивное интервью Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева каналу «France-24». Он подключается к нам из Баку. Господин Президент, большое спасибо за то, что стали нашим гостем на канале «France-24».

- Благодарю за предоставленную мне возможность поговорить с французской аудиторией.

- Прошел ровно год с начала 44-дневной войны между Азербайджаном и Арменией, в которой Ваша страна одержала победу. На прошлой неделе в ООН впервые после окончания войны состоялась встреча министров иностранных дел двух стран – Азербайджана и Армении. Означает ли это, что появится надежда на возобновление диалога между двумя сторонами и мир?

- Хотелось бы надеяться, что это так. Потому что Азербайджан уже неоднократно публично о заявлял о готовности начать диалог с Арменией. Речь идет не только о начале диалога, но и о предстоящей работе над мирным соглашением между Азербайджаном и Арменией. Война закончилась, конфликт урегулирован. Мы должны приступить к новой деятельности, чтобы сделать регион более прогнозируемым, стабильным и безопасным. Встреча министров иностранных дел двух стран является хорошим показателем этих усилий. Надеюсь, что это не просто встреча, а начало нового процесса, процесса нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией, который придаст новый масштаб широкому сотрудничеству в регионе Южного Кавказа.

- Наладили ли Вы контакт с руководством Армении – премьер-министром Армении, чтобы попытаться возобновить диалог и двигаться к миру?

- После окончания войны в ноябре прошлого года у нас была всего лишь одна возможность встретиться. Это произошло на трехсторонней встрече в Москве, организованной в январе Президентом России Владимиром Путиным. Цель встречи заключалась в планировании хода поствоенных событий. Другой возможности для встречи у нас не было. Наверное, это было связано с пандемией или другими причинами. Однако Азербайджан никогда, даже во время войны, во время оккупации не возражал против любых контактов на высшем уровне. Напротив, мы считаем, что такие контакты могут дать ответы на возможные вопросы с обеих сторон и стать новой отправной точкой для развития региона. Наша позиция предельно ясна. Мы считаем конфликт урегулированным, возвращения к прошлому, признаков реваншизма в Армении не должно быть. Мы должны говорить о будущем, о мире, о возможностях сделать регион еще более стабильным и безопасным.

- Готовы ли Вы позвонить премьер-министру Пашиняну, чтобы сказать это?

- Возможно, не так, как вы говорите. Обычно контакты между руководителями двух стран организовывались в рамках Минской группы ОБСЕ. Они предлагали повестку дня, организовывали встречи. В моей президентской практике у меня никогда не было телефонного разговора ни с одним руководителем Армении. Наверное, такой подход не самый правильный путь для этого. Но если сопредседатели Минской группы выступят с предложением о такой встрече, то мы, конечно, не будем против.

- В обращении в связи с годовщиной войны Вы сказали – я цитирую: «Если мы увидим, что армянский фашизм вновь поднимает голову, увидим новую угрозу, то без всяких колебаний вновь разгромим армянский фашизм». Это не звучит как месседж мира, не так ли?

- Знаете, это высказывание отражает ситуацию в Армении. Что касается нашей позиции, связанной с установлением мира в регионе, то я несколько раз выступал с публичными заявлениями, вы, наверное, можете найти их в интернете. Они в основном связаны с началом работы над делимитацией и демаркацией границ, началом подготовки к всеобъемлющим переговорам с Арменией по мирному соглашению. Все это – жесты доброй воли. Кстати, ни на одно из них руководство Армении не дало адекватного ответа. Они либо игнорируют данные предложения, либо говорят о том, что еще не готовы. Мое же заявление исходит из тенденции, которую мы наблюдаем в Армении. Это – тенденция реваншизма в некоторых кругах политического истеблишмента. Речь идет не только об оппозиции, но и власти. Об общественных заявлениях, призывающих к мести, а самое главное, практических шагах, попытках милитаризировать Армению, попытках получить выход на новое современное оборудование ради одной цели – вновь развязать войну. Поэтому мои слова могут показаться грубыми, но основная цель их заключалась в том, чтобы предупредить руководство Армении и армянский политический истеблишмент о том, что на любые признаки реваншизма, любую угрозу нашему народу, государственности и территориальной целостности будет дан ответ. Они знают, как мы можем ответить, и Вторая Карабахская война показала, что никаких шансов перед нами у них нет. Мы не хотим начинать войну. Нам это не нужно. В годы, когда проводились переговоры, нам это никогда не было нужно. Однако сейчас считаю, что настало время предупредить их: они должны отказаться от реваншистских попыток и смотреть в будущее.

-Здесь есть такой вопрос. Считаете ли Вы, что вернули все территории? Ранее Вы выступали с заявлениями о том, что столица Армении Иреван является азербайджанской землей. Да, в прошлом году Вы вернули земли, но все же остаются определенные вопросы. Есть ли у Вас какие-то претензии в связи с территориями, которые Армения считает своими?

-Нет. В моих заявлениях вы никогда не найдете признаков территориальных претензий. То, что я имел в виду, – историческая правда. Это исторический факт, что в 1920 году советская власть приняла решение об отторжении Зангезура, являющегося неотъемлемой частью Азербайджана, и присоединении его к Армении, и это решение было исполнено. Это событие произошло в 1920 году – 101 год назад. Говоря о наших исторических землях, я не имел в виду территориальные претензии. Ни в одном из моих выступлений вы не встретите этого. В то же время, как и любая страна, мы тоже должны знать свою историю, молодое поколение должно знать нашу древнюю историю, ему должно быть известно, на каких территориях мы жили в прошлом, и как вернуться туда. Уверен, что мы вернемся туда. Я уже говорил, что мы вернемся туда не на танках, а пешком, на автомашинах и самолетах. После нормализации ситуации, если будет достигнут мирный договор, то почему бы нам не вернуться? Это наше легитимное право. Однако, отвечая на ваш вопрос, хочу привлечь внимание зрителей к следующему: у Армении есть территориальные претензии против Азербайджана. Они все еще утверждают, что “Нагорный Карабах” не принадлежит нам. Они все еще продолжают утверждать, что он либо принадлежит Армении, либо является «независимым» образованием. На политической и географической карте Азербайджана нет единицы под названием «Нагорный Карабах». Такого образования не существует. Таким образом, Армении в первую очередь следует отказаться от любых территориальных претензий против Азербайджана и вести себя хорошо. А мы проявим адекватное отношение.

-Готовы ли Вы предоставить Карабаху автономию? Член Минской группы – США все еще заявляет, что карабахский вопрос не решен. Вы заявляете, что вопрос решен, и Карабах принадлежит вам. Однако ряд стран, которые годами посредничали в данном конфликте, утверждает, что вопрос не решен.

-Рекомендую тем странам, которые говорят, что вопрос не решен, подумать над размещением армян на своих территориях и созданием на этих территориях второго армянского государства. Почему они считают, что на территории Азербайджана без всяких юридических, политических и исторических оснований должно быть создано второе армянское государство? Когда я говорю, что конфликт урегулирован, то это моя позиция. Я отстаиваю эту позицию. Существующая реальность демонстрирует, что это – правильная позиция. Любое заявление о неразрешенности конфликта является не только неуместным, но и опасным. Пусть те, что говорят о неразрешенности конфликта, покажут, как он должен быть урегулирован. Что они имеют в виду, когда говорят «Нагорный Карабах»? В пределах каких границ, на какой территории, в какой форме? Нет даже намека для ответа на эти вопросы. Поэтому говорить о неразрешенности конфликта непродуктивно и опасно. Это означает, что для его урегулирования есть необходимость в других действиях враждебного характера.

Что касается вашего вопроса об автономии, то сопредседателям Минской группы очень хорошо известна позиция Азербайджана на бессмысленных переговорах, продолжавшихся 28 лет. Мы были готовы предоставить армянам, проживающим в Азербайджане, самоуправление на определенном уровне. Армяне всегда отвергали это. Они всегда говорили: «нет, только независимость». А сейчас, когда конфликт завершился, они говорят об автономии. Это не входит в нашу повестку дня. Армяне, проживающие сегодня в зоне ответственности российских миротворцев в Карабахе, являются гражданами Азербайджана, как и представители других этнических групп.

-То есть, им не будет предоставлена автономия. Это уже не тема обсуждения?

-Совершенно верно, это уже не тема обсуждения.

-Вопрос связан с позицией Франции. Франция подвергла критике некоторые Ваши действия и недавно призвала отойти назад от границы с Арменией. Считаете ли Вы Францию честным посредником?

-Знаете, все годы независимости мы в наших двусторонних связях с Францией активно работали над этой темой и многими другими вопросами. Франция всегда считалась в Азербайджане дружественной страной. Мы реализовали много экономических, торговых и инфраструктурных проектов. Отношения успешно развивались, и мы надеялись, что Франция как сопредседатель Минской группы и честный посредник будет верна этой обязанности. Если бы Франция не была сопредседателем Минской группы, то, конечно, она вольна была бы налаживать отношения с любой страной. Нам известно об исторических связях Франции с Арменией, о том, что во Франции есть активная армянская община, которая может влиять на лиц, принимающих решения. Но, откровенно говоря, во время войны Франция не повела себя как честный посредник. Франция выбрала сторону – сторону Армении. В своих действиях и заявлениях она открыто обвиняла Азербайджан и демонстрировала предвзятое отношение. Естественно, этот вопрос вызвал беспокойство. Мы выразили это беспокойство, потому что, еще раз хочу сказать, у любой страны могут быть свой выбор, свои друзья и недруги. Это их личное дело, и мы ничего не можем здесь сказать. Но если страна обладает мандатом ОБСЕ как посредник, то тогда она должна быть нейтральной. Не хочу возвращаться к событиям, происходившим во время войны и сразу после нее. Мы получили из Парижа позитивные сигналы в связи с нашими дальнейшими отношениями и положительно ответили на них. Были контакты на различных уровнях, в том числе недавно между министрами иностранных дел двух стран. Азербайджан всегда был открыт к сотрудничеству. Франция - одно из ведущих государств в мире, и мы хотим нормальных отношений. Считаю, что если говорить о том, чего мы хотим добиться в регионе, несмотря на то, после начала войны прошел год, то настало время очень реалистичных подходов. Уверен, что Франция желает мира, стабильности и безопасности в регионе. Мы тоже хотим этого. Есть надежда, что и Армения хочет. Мы должны работать над этим, отнестись к этому внимательно и не возвращаться к событиям годичной давности. Что касается нас, то мы не будем злоупотреблять этими очень неприятными событиями. Мы хотим перевернуть страницу.

 

- Подходим к концу интервью. Господин Президент, у меня к Вам еще два вопроса. Что касается военнопленных, Human Rights Watch обвиняет Азербайджан в том, что их удерживают, подвергают пыткам. Что Вы ответите на это? Готовы ли Вы в качестве жеста доброй воли обменять их с Арменией?

-Конечно, мы отвергаем эти обвинения. Все военнопленные, взятые в плен во время войны, возвращены Армении. Правительство Армении может подтвердить это. Мы вернули их даже до того, как они возвратили наших военнопленных. Что касается данных лиц, на которые ссылаются НПО, то после окончания войны и спустя две недели после подписания ноябрьского Заявления они были засланы военными командирами Армении в направлении наших позиций и совершили преступление, убив четверых азербайджанских военнослужащих. Они были обезврежены и арестованы. Многие из тех, кто не участвовал в преступлении, уже возвращены. А тем, кто совершил преступления, суды вынесли наказание.

-А Армения утверждает, что вы все еще удерживаете военнопленных и не говорите правды.

-Нет. В соответствии с классификацией, всеми международными конвенциями эти задержанные лица не могут считаться военнопленными. Военнопленными считаются люди, попавшие в плен во время войны. 10 ноября война была остановлена. В начале декабря мы обнаружили на освобожденной территории 62 членов армянского диверсионного отряда. Они были засланы на территорию 26 ноября. То есть, спустя 16 дней после окончания войны. Они не могут считаться военнопленными, и мы в качестве жеста доброй воли уже вернули многих из них. Но лица, оставленные здесь и отбывающие наказание, совершили преступление, они должны были ответить перед правосудием, так и произошло.

-Господин Президент, последний вопрос: организация “Репортеры без границ”, обратившись к Вам, призвала положить конец угрозам и насилию в отношении азербайджанского блогера Мухаммеда Мирзали. Он живет во Франции как беженец. В марте на него было совершено жестокое нападение, он получил ножевое ранение. Вопрос такой: по мнению организации “Репортеры без границ”, вы отправляете за границу людей, чтобы заставить замолчать этих лиц.

-Прежде всего, должен сказать, что мы много лет назад прервали контакты с такой НПО как “Репортеры без границ”. Это, наверное, произошло лет 15 назад, и это связано с их очень предвзятой и несправедливой позицией в отношении Азербайджана. Поэтому их отчет не представляет для меня и для азербайджанского народа никакого значения. В Европе, в том числе во Франции проживают сотни людей, которым не нравится работа, проводимая нами в Азербайджане. Они живут во Франции, других странах, и никто их не трогает. Если с человеком, проживающим в вашей стране, случается какое-то происшествие, то его расследование является делом правоохранительных органов именно вашей страны. Обвинять Азербайджан в данном вопросе - не дело НПО. Имеется ли у ваших следователей достаточно доказательств, связанных с фактом нанесения ножевого ранения?

-Вы отрицаете ту или иную связь с данным лицом?

-Совершенно верно. Отрицаю на сто процентов. Без каких-либо доказательств, расследования и установления того, кто какое преступление совершил, все обвинения абсолютно безосновательны и предвзяты.

-Президент Ильхам Алиев, хочу выразить Вам признательность за интервью каналу “France-24” и за то, что смотрите наш канал.

-Благодарю за приглашение. Спасибо.

***

28 сентября Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью французскому телеканалу «France 24».

Информацию об этом распространила пресс-служба Президента.

Другие новости

Лента новостей

Все новости

Самый читаемый

Интервью

Тexнoлoгия

Шоу-бизнес

PDF

MEDIA