Объединенные Арабские Эмираты заблокировали принятие решения об увеличении добычи нефти странами ОПЕК+. Власти ОАЭ считают несправедливым установленный для этой страны базовый уровень добычи нефти и не согласны продлевать соглашение ОПЕК+ после апреля 2022 года.

В ходе предварительных консультаций министерского мониторингового комитета на прошлой неделе члены ОПЕК+ достигли принципиального соглашения — с августа начать повышать добычу ежемесячно на 400 тысяч баррелей нефти в сутки, что составило бы увеличение предложения на мировых рынках на 2 миллиона баррелей к концу 2021 года. Что еще принципиальнее, члены ОПЕК+ весьма благожелательно отнеслись к предложению Эр-Рияда продлить соглашение до конца 2022 года. Беда пришла откуда не ждали - в последний момент с предложенным планом не согласились Объединенные Арабские Эмираты, почувствовав себя облапошенными.

Как заявил министр энергетики ОАЭ Сухайль аль-Мазруи, его страна не поддержит продление, если ей не позволят увеличить базовый уровень, от которого отсчитываются квоты, с 3,2 миллиона до 3,8 миллиона баррелей в сутки. В результате обсуждения зашли в тупик, полноформатное заседание ОПЕК+ перенесли на неопределенный срок. Рынок отреагировал мгновенно - цена Brent превысила $77 за баррель, что является рекордным значением за последние два с половиной года. Замаячила вероятность того, что жесткая позиция ОАЭ приведет к развалу сделки, неконтролируемому росту добычи и ценовой войне, в результате чего цены на нефть опять обрушатся.

Такое уже было в марте 2020 года, когда Россия объявила, что выходит из сделки с 1 апреля. Результатом стало катастрофическое падение нефтяных цен, когда фьючерсы на нефть марки WTI в один из дней торговались по отрицательной цене. То есть продавцы нефти еще и приплачивали ее покупателям.
Мотивы Эмиратов – как на ладони: сделка ОПЕК+, заключенная в 2020 году, после демарша России оказалась выгодна России и Саудовской Аравии, но не другим участникам, особенно ОАЭ. По условиям этой сделки были установлены точки отсчета, относительно которых снижается объем добычи нефти. В итоге - для России этот уровень был установлен в 11 миллион баррелей в день, что было выше уровня ее максимальной добычи. Саудовская Аравия взяла себе такой же уровень, что было ниже ее максимума, но выше реального уровня добычи. Остальным повезло меньше – их привязали к уровню октября 2018 года. Для ОАЭ это оказалось крайне невыгодным, ведь в установленной точке отсчета она добывала на 18 процентов меньше того, что может. 
К тому же в прошлом году американская Occidental Petroleum получила от властей ОАЭ концессии на разведку и разработку нефтяных месторождений. В соответствии с концессионным соглашением, власти не могут ограничивать добычу американской компании, даже если это потребуется для соблюдения соглашения ОПЕК+. 

Естественно, не обходится в этом вопросе и без политики, точнее – проблем во взаимоотношениях саудитов и ОАЭ. Эмираты возмущены введенными Эр-Риядом пошлинами на товары из стран-участниц организации Gulf Cooperation Council (Совет по сотрудничеству стран Персидского залива), что сделало невозможным поставки товаров, в производстве которых доля Саудовской Аравии составляет менее 25%. Кроме того, саудовские власти также запретили ввоз товаров, которые полностью или частично произведены в Израиле, чем нанесли ущерб интересам ОАЭ, которые в прошлом году установили дипломатические и экономические отношения с еврейским государством.

Естественно, в ближайшее время развала ОПЕК+ не произойдет - соглашение действует до 31 марта 2022 года, поэтому его участники автоматически продолжают соблюдать действующие договоренности. Вот только, что будет дальше? В краткосрочной перспективе отсутствие договоренностей о будущей стратегии - позитив для котировок, которые могут и побить отметку $80 за баррель. Но в долгосрочной - это сигнал о наращивании добычи независимыми от ОПЕК+ производителями, с последующим падением цен и, соответственно, доходов участников сделки. Ведь на государствах-участниках ОПЕК+ свет клином не сошелся. Сегодня на их долю приходится около 35% от всемирной добычи и половина мирового экспорта нефти. Поэтому Эр-Рияду все же придется потрудиться для того, чтобы изменить позицию Эмиратов, пойдя на уступки. А какими они будут – станет известно уже в ближайшее время.
Казалось бы, нефтяная лихорадка, связанная с пандемией, наконец, закончилась, теперь можно, почивая на лаврах, «стричь» нефтедоллары. Однако нельзя забывать о том, что «зеленая энергетика» буквально в спину дышит традиционным источникам энергии, а потому довольствоваться сегодняшней благоприятной нефтяной конъектурой не стоит. 

К 2040 году энергетический переход, подразумевающий бурное развитие «зеленой энергетики», лишит нефтедобывающие государства 13 трлн. долларов США. Об этом передает NGV со ссылкой на расчеты экспертов британского аналитического центра Carbon Tracker. Борьба с климатическими изменениями и сопутствующая декарбонизация энергетики приведут к тому, что спрос на нефть и газ снизится, а цена ископаемого топлива упадет. Причем снижение цен будет большим, чем прогнозируется сейчас. Большая часть финансовых потерь (9 трлн. долларов США) придется на 40 стран, чьи доходы напрямую зависят от углеводородов. Семь государств могут потерять от 40% общегосударственных доходов. Нигерия, Алжир, Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак и еще 10 стран — от 20 до 40%. Доходы России, Мексики и Ирана могут снизиться на 10–20%. Норвегия и Малайзия, в силу диверсифицированной экономики, менее уязвимы, однако их доходы могут снизиться на 5–10%. Отмечается, что ряд крупнейших мировых производителей нефти и газа (США, Великобритания, Нидерланды, КНР, Индия и Бразилия), не вошедших в основной список из 40 государств, могут отнести прогнозы вышеуказанных экспертов к разряду долгосрочных. Дескать, так далеко вперед забегать нельзя. Возможно, такая точка зрения имеет право на жизнь. Все-таки речь идет о 2040-м годе, а сегодня на дворе 2021-й. Но мы бы не спешили сбрасывать со счетов отчет британского аналитического центра Carbon Tracker. Ведь этот центр строит свой прогноз с учетом развития альтернативных источников энергии. И по мере их использования, естественно, будет падать необходимость прибегать к традиционной энергетике, что, в свою очередь, будет сокращать в совокупности доходы от нефти и газа нефтяных государств. Учитывая, что это - очень затяжной процесс, поэтому речь идет и о 2040-м годе.

С другой стороны, примечательно, что об этом заявляет британский аналитический центр. Дело в том, что правительство Великобритании намерено с 2040 года ввести запрет на продажу автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Запрет будет распространяться и на гибридные авто, так как в них также используются бензиновые или дизельные моторы. Примерно об этом же заявляли и во Франции. Немудрено, что расчет экспертов строится именно на этих факторах. Все просто - если Англия, Франция и ряд других европейских стран откажутся от продаж автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, то вместе с тем потребность в бензине, а значит, и в нефти у этих стран сократится минимум на 30%. Доходы нефтедобывающих государств будут в этой связи резко сокращаться. Бесспорно, что последние попытаются в таком случае переориентировать свой энергоэкспорт с Европы на Азию, на экономически бурно развивающийся Китай и страны «Золотого треугольника» - Малайзию, Сингапур. Ну а кто даст гарантии, что к этому времени процесс отказа от использования автомобилей с двигателями внутреннего сгорания не охватит и эти страны? 

С повышением цены на нефть многие чиновники Кабинета министров Азербайджана снова возложили надежды на нефть в укреплении национальной экономики, что, в свою очередь, не могло не вызвать застой в некоторых ее сферах. Зависимость отечественной экономики от нефтяной составляющей опять существенно возросла. Конечно, радует тот факт, что средства, накопленные за время стабильных цен на «черное золото», позволили удержать нашу экономику на плаву, когда нефтяные цены ушли в минус. Но не следует забывать, что правительство реализовало национальные проекты по социальной поддержке населения и бизнеса, которые пострадали от пандемии. Другими словами, финансовая подушка безопасности в этой связи тоже сузилась. А государственные затраты на социальную поддержку граждан еще предстоят. Поэтому иные источники дохода для бюджета просто необходимы государству.
Безусловно, нефтяная отрасль еще долго будет играть ведущую роль в азербайджанской экономике. И очень хотелось бы, чтобы тарифы на «черное золото» позволяли ей расти. Повторимся: ставить отечественную экономику в еще большую зависимость от нефти - непозволительно. Именно из этого в том числе исходило руководство нашей страны, принимая решения по пересмотру нефтяной цены в бюджете.

Сегодняшняя ситуация с нефтью дает еще один шанс для того, чтобы принять и успешно реализовать программу импорто- и экспортозамещения, осуществить рывок в развитии ненефтяных секторов экономики и раз и навсегда покончить с ее привязанностью к нефтяной конъюнктуре. 

Р.ВЕЛИЕВ
 

.