19 декабря заслуженному журналисту Азербайджана, члену Союза журналистов СССР Октаю Атаеву исполнилось бы 90 лет. Наверное, для сегодняшнего поколения это имя в основной массе не так известно, хотя в свое время его материалами зачитывались.
Почти всю свою жизнь О.Атаев отдал любимому им журналистскому делу. И даже когда занимал ответственный пост, являясь заместителем председателя Госкомспорта Азербайджана, продолжал готовить статьи для прессы. Не случайно, коллеги по журналистскому цеху считали его метром профессии. 
Мы попросили поделиться воспоминаниями об О.Атаеве его сына, известного азербайджанского публициста Теймура Атаева. 

- Каким Вам запомнился отец? Были ли в нем такие черты, что особо привлекали Вас? 



- В одной из анкет мне как-то задали вопрос - кто Ваш идеал? Я без написал, не задумываясь, - мой отец. Неимоверная дисциплинированность, ответственность, верность слову, бескомпромиссность в решении важнейших вопросов - всегда были характерны моему отцу. Его честность и порядочность отмечали все те, кто сталкивался с ним. При этом он был неимоверно требовательным. Прежде всего - к себе, а затем к окружению. Все эти черты проявлялись как на рабочем месте, так и в семье. К сожалению, нам не так часто удавалось проводить с ним свободное время, как хотелось бы. Времени у отца практически не было, потому что дома он также огромное время уделял работе. Отпуск же обычно у него был осенью, когда у меня и сестры начинались занятия в школе и вузе. Но при этом он всегда оставался примером для нас, постоянно прививая любовь к чтению. 

- Рассказывал ли отец, как оказался в журналистике? 


- Он окончил исторический факультет Азгосуниверситета (ныне БГУ). В период учебы активно занимался спортом. Входил в состав футбольной команды «Динамо» (Баку), выступая на позиции защитника. Как-то он отбил головой сильно пущенный в створ ворот мяч, и это серьезно повлияло на его зрение. Он вынужден был прекратить тренироваться. Но любовь к спорту осталась на всю жизнь. Параллельно в нем проснулось желание освещать спортивные баталии, и по окончании университета он стал сотрудничать с газетой «Физкультурник Азербайджана», где публиковал репортажи о спортивных событиях, чаще всего, играх бакинского «Нефтяника» (позже переименованного в «Нефтчи»). На рубеже 1960-1970-х гг. он уже являлся сотрудником газеты «Вечерний Баку».

- Насколько известно, в тот период это была одна из самых читаемых газет 



- Действительно, так оно и было. Газета раскупалась почти сразу же. При этом у нее становилось все больше подписчиков. Редактором «Баку»-«Бакы» являлся Насир Имангулиев. Кроме того, что он был профессионалом своего дела, Н.Имангулиев был прекрасным человеком и отличным организатором, что признавало все его окружение. Поощряя новаторский дух и идеи, он создал реально творческую атмосферу в редакции, где отец занимал пост заведующего отделом информации и спорта. К слову, именно в те годы папа вместе с прекрасным футболистом, четырехкратным чемпионом СССР в составе «Динамо» (Москва) Алекпером Мамедовым выдвинул инициативу провести в Баку всесоюзные турниры по мини-футболу. Что было поддержано редактором. В 1969 г. под эгидой газеты впервые в СССР прошел этот турнир. 
Вообще в редакции царила атмосфера доверия и взаимопонимания. Как-то папа поделился такой историей. В один из дней он попросил Н.Имангулиева оказать содействие в решении личного вопроса его друга. И Насир муаллим произнес следующее: «Октай, я знаю тебя как принципиального человека и верю тебе. Ты просишь меня помочь своему другу детства. Такая дружба - самая чистая, потому что при ее зарождении над строящимися взаимоотношениями не довлеет меркантильность. Я сам очень дорожу друзьями детства. Я решу вопрос». Память о данном случае отец пронес через всю жизнь. 

- У Октая Атаева было много друзей?



- Он дружил со многими. Среди них немало было тех, с кем он познакомился во время учебы в университете: Фикрет Ахмедов, Закир Багиров... Дружил он с Чапаем Султановым, Сабиром Шафиевым, Назимом Гусейновым...Но все же особняком стоят его взаимоотношения с Вели Мамедовым и Тимучином Идаятзаде. То была семейная дружба и практически на все дни рождения членов семей взрослые шли вместе с детьми. Эти меджлисы запомнились на всю жизнь. Потому что наши родители на тех вечерах отходили от будней, бытовых и иных проблем. Только веселье, смех и музыка сопровождали празднества. Эта дружба оказалась проверена временем. 
В конце 1980 – начале 1990-х многие из друзей отца стали уходить из жизни. Отец очень переживал. В 1991 г. не стало и папы. На панихиде во время похорон выступали близкие друзья, родственники, соратники по работе. Всегда буду помнить сказанные Вели Мамедовым слова. Он, не сдерживая слез, произнес (по смыслу), что друзья - это как бы организм человека: «С уходом Фикрета, Закира исчезли важнейшие органы жизнедеятельности. А Октай являлся частью сердца». Спустя несколько месяцев погиб и В.Мамедов. 

- С чем связан, по Вашему мнению, уход из жизни этих людей именно в тот период? 
- Мне сложно ответить на этот вопрос. Все знает лишь Господь. Но однозначно можно утверждать, что все эти люди, занимавшие ответственные государственные посты, переживали за судьбу Азербайджана. Именно с конца 1980-х началась карабахская драма. Затем трагедия кровавого Января 1990 г. В те дни отец постарел на несколько лет. Помрачнел. И эта его мрачность сохранилась до конца жизни. 22 января 1990 г. папа с сестрой пошли на стихийный митинг, проходивший перед зданием ЦК КП Азербайджана. Внезапно над головами собравшихся засвистели пули, выпущенные находившимися на крышах домов военнослужащими советской армии. Когда они вернулись домой, отец написал заявление о выходе из рядов КПСС. Это было, наверное, одним из сложнейших решений в его жизни. Но он был страстным патриотом. Позже ему предложили забрать свое заявление, т. к. отец занимал номенклатурную, как было принято говорить в тот период, должность редактора газеты («Идман» - «Спорт»). Он отказался. Потому что никогда не играл понятиями «честь» и «достоинство».

- Все же Октай Атаев начал свою трудовую деятельность с журналистики и свои последние годы он также посвятил этому делу...



- Знаете, для него писать и создавать было как глоток свежего воздуха. Хотя огромное время уходило на ознакомление со всеми материалами, подготовленными сотрудниками для печати. Но он был слишком работоспособен и предан любимой профессии. Даже в состоянии обширного инфаркта, находясь в реанимационном отделении, он фактически сам подписывал номер к печати. 
Вообще при нем газета «Спорт» расцвела новыми красками. Он расширил тематику материалов, стыкуя происходившие политические изменения с направленностью газеты. Когда был принят Акт о суверенитете, он тут же посвятил этому событию материал в рамках колонки редактора. В этом же разделе отражал карабахскую тему. Вместе с тем, в отличие от предыдущих лет, на страницах газеты стали появляться проблемные статьи. То есть он расширил «кругозор» «Спорта». И это возымело действие. Газета стала неимоверно популярной. С его уходом из жизни рейтинг «Идман»-«Спорт» постепенно спал. А через некоторое время газета перестала существовать. 
Чтобы не быть голословным, я хотел бы привести сказанное о папе в воспоминаниях Чапая Султанова («Мои встречи с великими»), с которым он мог часами обсуждать те или иные проблемы. По оценке Чапая Алиевича, Октай Атаев
«умел и любил писать резко, критиковал обоснованно. К промахам спортсменов относился строго, но и справедливо». Был момент, «когда весь азербайджанский спортивный мир просто ахнул: секретарь ЦК лично пошел в атаку на всеобщего любимца – Алика [Алекпера] Мамедова. Кто-то стыдливо отвернулся, кто-то ушел в сторону – не воевать же с партийным боссом. Но Октай оставался до конца рядом со знаменитым футболистом, своим другом. "Дело не только в дружбе: нет второй такой личности во всем азербайджанском футболе – с первого матча по сию пору. Аликом можно только гордиться". Октай Атаев не побоялся это сказать с трибуны собрания, на котором восседало все бакинское партийное руководство».
Ч.Султанов осветил и такую деталь, что «когда взошла звезда Гарри Каспарова, тут же на сцене появился хор подпевающих новому кумиру. Не был замечен в этом действе только О.Атаев, а ведь к этому времени он был одним из руководителей республиканского Спорткомитета. О победных турнирах молодого, растущего шахматиста писал с интересом, но без безудержного восхищения. "Крики восторга в спорте положено издавать болельщикам и поклонницам", – любил говорить он». 
Но как бы Октай Атаев не любил журналистскую деятельность, продолжает Ч.Султанов, вскоре он, «к огромной радости всей, без преувеличения, спортивной общественности», оказался в Государственном комитете по спорту, заняв пост заместителя председателя. Тут «он развернулся по-настоящему, показал свои организаторские способности, решая спортивные проблемы, как всегда без суеты, целиком отдаваясь спорту». Ну а на этапе, когда у газеты " Идман-Спорт" «начались большие проблемы – зарплату платить было нечем», Октай Атаев вновь возглавил это издание и «в короткое время в газету вернулись ее подписчики и покупатели». Как пишет Ч.Султанов, О.Атаев ушел из жизни «по-командирски, на своем боевом посту, предназначенном ему судьбой: редактором газеты, в которой когда-то начинал корреспондентом свою, такую неповторимую и необычную, карьеру. Не стало Октая Атаева – тихо умерла и газета "Идман"». 

- Теймур, Вы стали публиковаться в зрелом возрасте, довольно быстро получив известность. Считаете ли себя продолжателем дела Октая Атаева?


- Продолжателем? Не знаю. Планка отца слишком высока для меня. На панихиде я сказал, что постараюсь не подвести папу, приложив все силы жить так, как это делал он. Надеюсь на это, т. к. мне всегда хотелось, чтобы он был доволен мною! Могу лишь добавить, что папино дело продолжает его внук, носящий имя и фамилию дедушки, Октай Атаев - спецкор УЕФА по Азербайджану, член Союза журналистов Азербайджанской Республики (также менеджер по маркетингу популярной бакинской школы им. Ландау – учебного центра с английским уклоном). 

Со своей стороны, хотел бы выразить Вам искренние признательность и благодарность за то, что вспомнили папу. Спасибо большое! 


Беседовал: 
Т.ТАГИЗАДЕ 

.