В ЕС проходят консультации о будущем "Восточного партнерства". В Еврокомиссии обсуждают выделить ли дополнительные средства странам ВП или приостановить их выдачу. В настоящее время в Брюсселе подходят к завершению консультации на эту тему, а уже в марте Еврокомиссия намерена представить свои предложения, на основании которых будет формироваться новая политика ЕС в отношении этих шести государств. Чего ожидать от обновленной программы "Восточного партнерства"? 
Между тем Евросоюз не открывает странам "Восточного партнерства" перспективу полноправного членства. С самого начала эта программа предусматривала лишь "политическую ассоциацию" и "экономическую интеграцию" с ЕС, а в качестве инструментов достижение таких целей предлагались соглашения об ассоциации, участие в зоне свободной торговли, а также безвизовый режим. Три страны ими воспользовались, три - не захотели. Теперь возникли опасения, что за неимением амбициозных целей страны "Восточного партнерства" остынут к самой идее дальнейшего сближения с Евросоюзом. Пойдет ли ЕС в такой ситуации на то, чтобы все-таки предоставить в рамках этой программы перспективу членства Грузии, Украине и Молдавии, то есть странам, уже подписавшим соглашения об ассоциации? Ответ однозначен: нет. Причина в том, что "Восточное партнерство" - часть политики соседства ЕС. И в ней членство даже в отдаленной перспективе не предусмотрено. Для вступления в объединение существует другой инструмент - политика расширения. Многим это различие покажется бюрократической формальностью. Но для чиновников и дипломатов ЕС разница настолько принципиальна, что, нет ни одного государства ЕС, предлагающего дополнить "Восточное партнерство" перспективой членства. К этому добавляется и общий скепсис в ЕС в отношении принятия новых членов. Ключевую роль тут играет Франция. В прошлом году Париж заблокировал начало переговоров о вступлении Северной Македонии и Албании. Страны Западных Балкан, как известно, включены в политику расширения. Что может быть более ярким свидетельством, что "Восточное партнерство" утратило для Евросоюза тот смысл и то предназначение, которые в него закладывались? Теперь это просто очередная гуманитарно-политическая тусовка, которых у Евросоюза множество. "Восточное партнерство" по-прежнему предоставляет ЕС определенные возможности держать "руку на пульсе" и политические рычаги влияния в странах-участницах, но все это бледная тень тех надежд, что изначально возлагались Европой на эту организацию. И винить, что не получилось, особо некого. Просто за несколько коротких лет мир изменился почти до неузнаваемости. Brexit расставил новые акценты в интеграционном процессе, наглядно доказав, что масштабное расширение территории ЕС влечет за собой не только значительные финансовые издержки, но и прямо влияет на толерантность граждан ЕС.Британцы, например, стали подвергать жесточайшей критике ЕС и его политику именно после масштабного расширения на Восток за счет стран Восточной Европы и Прибалтики. Brexit продемонстрировал, что новый имидж ЕС не по душе так называемым старым демократиям (Соединенное Королевство, Нидерланды, Австрия), которым слишком дорого обходится демократизация новичков.
Новички же, в свою очередь, полагая, что у них с демократией уже все обстоит благополучно, решили также поиграть в демократизаторов и приобщить к демократии страны, которые еще пока не стали частью Евросоюза.
Как Brexit повлияет на программу «Восточное партнерство», которая несет в себе довольно большой идеологический заряд, связанный с приведением норм и стандартов в соответствие с принятыми в ЕС? В условиях Brexit потребуется пересмотр объемов финансирования и перераспределение финансовых потоков в рамках восточной политики Брюсселя. Теперь все решится в марте - продолжит ли «Восточное партнерство» существовать или прикажет долго жить. В любом случае эта программа показала свою несостоятельность ни по одному из вопросов. 
Именно это решение определило и огромные амбиции и бесславный крах "Восточного партнерства". Мы имеем право говорить именно о крахе, поскольку ни одна из амбициозных целей проекта не выполнена. В изменившейся геополитической ситуации "Восточное партнерство" повторяет судьбу ГУАМ, который вроде бы существует, но никак себя не проявляет. Как раз когда рождалось "Восточное партнерство" проходили последние саммиты, пытавшиеся вдохнуть жизнь в ГУАМ, но по сути выполнившие функцию похорон.


Р.ВЕЛИЕВ

.