«Пожалуй, я бы очень удивился, скажи супруга, что ее долги под мое поручительство превысили общий дог нашей семьи, - сказал знакомый. Как такое понять и что, в таком случае, считается нашим семейным долгом?»
 Как выяснилось, смущение собеседника вызвала весть о том, что на 1 января текущего года долг SOCAR  достиг 9 млрд. 659 млн. долларов, превысив  зарубежный долг страны  (8 млрд. 927 млн. долларов) на 732 млн. долларов. На этот монмен указал в своем профиле социальной сети Faceboock экономист Г.Ибадоглу. Надо признать, у простых граждан, не сведущих в финансовых премудростях и делах государственных, такие круговерти в голове не укладываются. А что же на самом деле? 
Начнем с того, что несмотря на официально заявленные цифры правительственных источников, сумма государственного долга страны остается предметом всевозможных споров, причем, однозначного мнения по этому поводу нет. 
Скажем, независимые эксперты приводят суммы зарубежных обязательств нашей страны, в разы превосходящие официальные данные. Эксперт экономист Н. Джафарли объясняют это нестыковкой методики подсчета внешнего долга в Азербайджане с принятыми международными стандартами. По его мнению, в сумму внешнего долга нужно  включать не только уже взятые и израсходованные средства, но также будущие заимствования и долги компаний, полученные под госгарантии. И вот тогда, с учетом всех приведенных обстоятельств зарубежный долг нашей страны даже превысит 20 млрд. долларов.
 «При подсчете госдолга официальная статистика не учитывает  долги компаний, полученные под госгарантии. Все зарубежные заимствования госкомпании SOCAR сделаны под госгарантии, а следовательно, должны быть включены в сумму государственного долга.  То же самое касается множества прочих государственных компаний, таких как «Азерэнержи», «Азерсу» и пр.», - говорит экономист.
Между тем, к началу текущего года правительство сдержало обещание, сократив прямой и гарантированный внешний государственный долг в иностранной валюте на 5%  до 8,927 млрд. долларов, причем соотношение государственного внешнего долга страны к BBП снизилось до 19% с 24% годом ранее.  В рамках «Среднесрочной и долгосрочной стратегии по управлению госдолгом», утвержденной в августе минувшего года, власти планируют сократить внешний долг к 2026 году до 12% BBП, 6,5 млрд. долларов.
Эксперт отметил, что на этом фоне долг государственной нефтяной компании превысил госдолг, и неизвестно, как обстоят дела с долгами прочих государственных компаний, которые взяты под государственные же гарантии. «Дело в том, что официальные источники учитывают взятые и освоенные зарубежные кредиты, а долговые обязательства по кредитам, которые будут выданы, таковыми не считают. Кроме того, в структуру зарубежного долга не входят зарубежные кредиты, выданные государственным компаниям. Скажем, на сайте Минфина внешний долг обозначен порядка 9 млрд. долларов, но при этом только на долю обязательств SOCAR приходится 9 млрд. 659 млн. долларов», - сказал Джафарли, отметив, что прецедент с Международным банком Азербайджана показал, что по внешним долгам госкомпаний в итоге приходится расплачиваться государству. По его подсчетам, внешний долг Азербайджана превысил половину BBП страны, а точная сумма неизвестна, поскольку нет исчерпывающих данных по долгам прочих государственных компаний.
Со слов Джафарли, SOCAR не только заемщик, компания является крупнейшим держателем собственности в Азербайджане и международным инвестором. Основная часть ее активов сосредоточена внутри страны, в том числе в виде недвижимости, земельных участков, сети заправочных станций и прочее. Что же касается зарубежных активов, со слов экономиста, точных данных об этом нет, т.е. неизвестно, кто их оценивал и какова рыночная стоимость.
Государственная нефтяная компания оценивалась в 27 млрд. манатов, или порядка 16 млрд. долларов. Однако этот аналитический показатель, представляющий собой оценку с учётом всех источников финансирования, долговых обязательств, вложений и дивидендов не поддается анализу, ввиду отсутствия полноты информации. B частности, неизвестно, какую часть этой суммы составляют зарубежные активы, также неизвестна внутренняя стоимость компании.
Но вернемся к нашему знакомому, чье удивление по поводу странной ситуации с государственным долгом и стало поводом для написания этой статьи. Отец большого семейства, удрученный такой неразберихой, поведал нам в личной беседе, что старается по возможности не лезть в долги: «А если и случается кому-то из детей задолжать манат под общие обязательства, - все понимают, что это долг семьи. А как же иначе?»…  


Т. Самойлова 

.