В конце прошлого – начале этого века в научной литературе преобладал оптимистичный взгляд на то, как информационные технологии скажутся на развитии демократических принципов управления. В обиход вошло понятие электронной демократии (e-democracy), она же цифровая (digital) или интернет-демократия. Казалось, что возможности глобального распространения информации сделают правительства всех стран более открытыми и восприимчивыми к проблемам населения, а гражданам будет проще доносить до власти свои требования через различного рода интернет-порталы.
Вот Евросоюз и США решили объявить о создании совместного совета по развитию новых технологий, основанных на общих демократических ценностях. Об этом, как сообщает Agence France-Presse (AFP), говорится в проекте итогового заявления саммита ЕС - США, который пройдет в Брюсселе 15 июня. Данный шаг станет еще одной попыткой ограничить технологическое влияние Китая. По данным AFP, проект декларации включает создание платформы для сотрудничества, нацеленной на синхронизацию ключевых политических решений в Брюсселе и Вашингтоне в сфере технологий, цифрового
пространства, источников и путей снабжения ключевыми ресурсами, необходимых для высокотехнологичных производств, разработки международных норм в сфере технологий.
Этот совет ЕС - США по торговле и технологиям должен приоритетно развивать новые технологии, базирующиеся на общих демократических ценностях, пишет агентство. Оно поясняет, что данный проект направлен на "противодействие росту
могущества Китая в цифровой сфере, которое угрожает американскому доминированию [на этом рынке] и западным этическим нормам, в частности в сфере защиты личных данных или по наблюдению за гражданами".
В целом в документе декларируется намерение тесно координировать действия Брюсселя и Вашингтона в отношении Китая, диалог с которым "должен включать элементы сотрудничества, конкуренции и системного противостояния".
В свою очередь, агентство Bloomberg, цитируя этот же проект документа, отмечает, что ЕС и США намерены развивать особенно тесное сотрудничество в сфере разработки и производства полупроводников, имеющих ключевое значение для цифровой индустрии. Интересно, что если в официальной электронной демократии использование цифровых технологий оказалось не слишком успешным, то в коммуникации населения для организации и координации протестов они показали себя отлично.
Наверное, первым значимым успехом использования социальных сетей для консолидации протестов было движение Occupy в США во время экономического кризиса 2007–2008 гг. Но самый известный пример, конечно, череда революций в странах Северной Африки, известная как «арабская весна», когда социальные коммуникации граждан сыграли решающую роль в свержении автократических режимов. Социальные коммуникации и сегодня играют важную роль в организации протестных настроений, например, во Франции и Гонконге, где специальное приложение оповещало протестующих о безопасных местах, где можно укрыться, о том, где находятся полицейские. Правда, под давлением китайских властей оно было удалено из AppStore.
Однако было бы наивно думать, что цифровые коммуникации – это только инструмент организации протеста. Соцсети и мессенджеры уже давно стали каналом передачи информации и эффективным инструментом пропаганды, а порой и манипуляции массами. Анализ поведения человека в соцсетях активно используется бизнесом для таргетированной рекламы и для принятия решений о кредитовании или приеме на работу, правоохранительные органы используют видеокамеры и соцсети для поиска нарушителей. Наверное, наиболее грандиозным проектом в области использования цифровых технологий для работы с населением надо признать проект социального кредита в Китае, где для каждого гражданина планируется автоматически рассчитывать рейтинг в зависимости от его поведения.
Почему же при таком бурном развитии цифровых технологий и их повсеместном использовании не работает электронная демократия? На самом деле цифровые технологии, как и любые технологии вообще, всегда вторичны: они сами по себе и не помогают, например, развитию протестов, и не мешают им. Цифровые технологии ускоряют время, увеличивают масштаб и уменьшают расстояние. Но если такие возможности не востребованы, то технологии ничего не могут изменить и даже, наоборот, – будут мешать. 
Электронные торги позволяют сделать прозрачными все государственные закупки, когда любой гражданин через Интернет может выявить нарушение и таким образом выступить в роли общественного контролера. Но если отсутствует институализированный механизм реакции на результаты такого контроля, то в таком контроле не будет и смысла: чиновники просто не будут бояться обсуждения своих махинаций в Интернете. Не случайно бывший глава Агентства по национальной безопасности США Майкл Хейден заявил, что США можно поставить в вину превращение Интернета в «милитаризованное» пространство. Он также объявил Gmail «любимым почтовым сервисом террористов».
«Террористы всего мира предпочитают услуги Gmail. Google вряд ли расскажет вам про это в своей рекламе, но этот сервер бесплатный и общедоступный – и потому террористы выбирают его», – заявил Хейден на мероприятии под названием «противоречие между безопасностью и свободой», которое проходило в одной из церквей Вашингтона. 
По словам бывшего главы АНБ, США можно предъявить обвинение в милитаризации Интернета. «Мы создали Интернет, он по своей сути американский. Люди будут помнить о нас, как помнят о римлянах благодаря их дорогам», - отметил Хейден.
«Для меня главная проблема Интернета – это анонимность. Вопрос в том, каким мы видим Интернет. Это общее цифровое пространство или зона войны всех против всех?» - добавил ветеран спецслужб. 
Например, разработанная ЦРУ вместе с британской MI5 программа «Плачущий ангел» (Weeping Angel – одна из самых агрессивных и неуязвимых рас вселенной культового британского сериала Doctor Who) превращает смарт-телевизоры Samsung в скрытые микрофоны, утверждает WikiLeaks. Зараженный этой программой прибор имитирует выключение, но на самом деле работает как жучок, записывая разговоры в комнате и отправляя их через Интернет на серверы ЦРУ.
В октябре 2014 г. ЦРУ изучало возможность заражения вирусом систем управления современных легковых машин и грузовиков с целью получения дистанционного контроля над автомобилями. Такая операция не только позволила бы ЦРУ получать полную информацию о передвижении машины и, возможно, записывать разговоры владельца, но и дала бы возможность совершать практически бесследные покушения, считают эксперты WikiLeaks. 
Популярные смартфоны, для которых ЦРУ разработано несколько способов взлома и получения контроля, могут сообщать спецслужбам точное местоположение пользователя, пересылать записи голосовых и текстовых переговоров, а также незаметно включать камеру и микрофон. При этом, несмотря на незначительную долю iPhone на глобальном рынке смартфонов, в ЦРУ есть целое подразделение, работающее над вирусами, позволяющими захватить устройства на iOS. Внимание к этой операционной системе объясняется популярностью продукции Apple среди мировой элиты.

З.РАСУЛЗАДЕ
.