Содействие свободному предпринимательству и либеральной экономике

 
Эксперты уверены, что у Азербайджана есть все перспективы для экономического роста в 2021 году
 
Показав в прошлом году самые низкие результаты со времени мирового финансового кризиса, мировая экономика получает теперь шанс немного их улучшить – если все пойдет как надо. Над этим вялым восстановлением экономики довлеют две тенденции, в связи с которыми возникают вопросы относительно курса экономического роста, – это беспрецедентный рост объемов долга во всем мире и длительное замедление темпов роста производительности, которые нужно ускорить, чтобы повысить уровень жизни и решительнее искоренять бедность.
Сегодня многие эксперты делают прогнозы относительно того, каким же будет 2021 год в плане экономической ситуации в стране в частности и в мире в целом. Начавшийся год будет непростым для экономики Азербайджана, нам предстоит колоссальная работа по восстановлению возвращенных территорий, но в то же время, не все так плохо. 
Для экономического роста в Азербайджане есть возможности перейти на более высокую траекторию. Об этом заявил исполнительный директор Центра анализа экономических реформ и коммуникации Вюсал Гасымлы.
По его словам, в настоящее время мировой экономический рост совсем не радует и связано это с пресловутым коронавирусом, который привел к пандемии и экономическому кризису.
«По нашим расчетам, экономика восстановится в 2021-2022 годах, но переход к траектории высоких темпов роста пока не прогнозируется. В наступившем году перед Азербайджаном стоят важные задачи. В частности, это восстановление территориальной целостности, завершающий этап в борьбе с коронавирусной инфекцией – вакцинация. Азербайджан войдет в число стран, которые одними из первых начали вакцинацию. Задача нашего государства - обеспечить макроэкономическую и социально-политическую стабильность в условиях низких цен на нефть и определение новой региональной геополитической и геоэкономической раскладки в регионе. Поскольку наше правительство проводит очень правильную и сбалансированную экономическую политику, мы смогли пережить сложный 2020 год с относительно небольшими сложностями. Между тем прошедший год наверняка войдет в историю, как год самого большого кризиса после Великой депрессии для всего мира»,- отметил эксперт.
По его мнению, хотя вызовы, с которыми мы столкнулись в 2020 году, наложили свой отпечаток на нашу жизнь, в новой реальности наше развитие - как государства и народа - будет продолжаться на более высоком уровне.
В.Гасымлы также коснулся того, как Азербайджан может обеспечить свое развитие, не попав в «ловушку ликвидности». Было отмечено, что смягчение денежно-кредитной политики в Азербайджане, начавшееся в 2018 году, показывает, что мы не попали в «ловушку ликвидности». И это невзирая на то, что с 2018 года денежная масса увеличилась более чем на 50 процентов, а средняя процентная ставка по новым кредитам в манатах снизилась на 5,5 процента.
«Риски, усугубленные воздействием пандемии в реальном секторе, ограничили дальнейшее снижение процентных ставок. Другими словами, пока рано говорить о «ловушке ликвидности», ведь увеличение денежной массы снижает процентные ставки в манатах. «Ловушка ликвидности» возникает тогда, когда увеличение денежной массы не приводит к снижению процентных ставок, а экономический рост замедляется. В то же время наша ненефтяная промышленность, аграрный сектор, информационные и коммуникационные услуги, которые являются движущими силами экономического роста, растут за счет повышения производительности. То есть рост денежной массы поддерживает рост производственных площадей», - отмечает эксперт.
Опережающий рост ненефтяной промышленности в Азербайджане показывает, что инвестиции поддерживают качественный экономический рост и производительность. В частности, за последние 10 лет доля ненефтяного сектора в промышленности увеличилась с 15% до 25%. Начиная с 2021 года, когда возобновится экономический рост, рост денежной массы должен быть направлен на повышение производительности. Низкий рост производительности недолговечен.
По словам экономиста, Центробанк использует депозитные аукционы и другие инструменты для управления ликвидностью в экономике.
Одной денежной массы недостаточно для поддержки экономического роста, необходимы институциональные улучшения, доступ к рынкам и развитие человеческого капитала.
Отметим, что министр экономики Микаиль Джаббаров в интервью агентству Bloomberg заявил о том, что хотя Азербайджан столкнулся с 4,3%-ным экономическим спадом в прошлом году под влиянием пандемии коронавируса (COVID-19), в этом году страну ожидает 3,4%-ный экономический рост благодаря освобождению Карабаха от оккупации.
Он также отметил, что прогнозы международных организаций по экономическому развитию Азербайджана оптимистичны: «В 2021 году Всемирный банк прогнозирует экономический рост в нашей стране на 1,9%, а Международный валютный фонд - на 2%».
Кроме того, министр добавил, что Азербайджан поставил цель к 2030 году вдвое увеличить среднегодовой темп экономического развития и довести его до 7%.
М.Джаббаров также отметил, что в стране началась вакцинация против коронавируса, и выразил уверенность, что сектора экономики, где применялись ограничения, будут развиваться.
Кстати, по предварительным данным на 1 января 2021 года, общая численность экономически активного населения (занятого и безработного - ред.) в стране составила 5 млн. 252,5 тыс. человек.
Согласно информации, полученной в Госкомстате, в прошлом году данный показатель вырос на 1,2% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.
Из числа экономически активного населения заняты 4 млн. 876,6 тыс. человек - граждане Азербайджана или лица без гражданства, постоянно проживающие в стране, занимающиеся какой-либо деятельностью, не противоречащей законодательству и приносящей доход, а также иностранцы, численность которых по сравнению с соответствующим периодом 2019 года снизилась на 1,3%.
Кроме того, по состоянию на 1 декабря 2020 года численность наемных работников составила 1 млн. 684,5 тыс. человек, в том числе в государственном секторе экономики - 917,8 тыс., а в негосударственном - 766,7 тыс. человек.
В нефтегазовом секторе занято 33,9 тыс., в ненефтяном - 1 млн. 650,6 тыс. человек.
При этом в январе-ноябре 2020 года на одного работника приходилось в среднем 139 рабочих часов в месяц.
Возвращаясь к теме восстановления мировой экономики, то многие эксперты возлагают свои надежды на вакцинацию, которая должна остановить пандемию. Сегодня перспективы выхода мировой экономики из кризиса, вызванного пандемией COVID-19, улучшились благодаря воодушевляющим новостям о прогрессе в разработке эффективных вакцин, однако краткосрочный экономический фон остается крайне неопределенным, говорится в полугодовом прогнозе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Economic Outlook; в документе также ухудшен прогноз роста мирового ВВП на 2021 год.
ОЭСР ожидает постепенного, но неравномерного восстановления мировой экономики в 2021-2022 гг., исходя из того, что вторая волна коронавируса будет взята под контроль, а вакцины станут широко доступны в следующие два года.
После существенного падения - на 4,2% - в 2020 году, мировой ВВП увеличится примерно на 4,25% в 2021 году и на 3,75% в 2022 году. В целом, к концу 2021 года объем глобальной экономики вернется к докризисному уровню благодаря мощному подъему в Китае, однако динамика ВВП крупных экономик мира будет серьезно различаться.


Х.АГАЗАДЕ

.