По данным социального исследования Национального демократического института США (NDI), 50% респондентов оценивают деятельность нынешнего правительства Грузии положительно, недовольны им 38%. Организация провела опрос среди населения Грузии в конце декабря прошлого года, по телефону ее представителями было опрошено более 2 тыс. респондентов.На вопрос, какая партия наиболее близка вашим взглядам, 31% опрошенных ответили, что это «Грузинская мечта» (ГМ), и только 5% высказались за «Единое национальное движение» (ЕНД). Что касается остальных партий («Альянс патриотов», «Стратегия Агмашенебели», «Гирчи», «Европейская Грузия», «Лело», Лейбористская партия), то они совместно получили 9% голосов респондентов. При этом 24% участников исследования воздержались от ответа на этот вопрос, а 25% не назвали ни одной партии.
На вопрос «Есть ли сейчас в Грузии демократия?» 45% респондентов ответили «да», 42 процента – «нет», а 12 процентов, сказали, что не знают. 56% опрошенных согласны с мнением, что парламентские выборы 2020 года прошли в свободной и справедливой атмосфере, 28% не согласны с этим мнением, а 16% заявили, что не знают. 
Публикация итогов этого исследования, естественно, не прошла незамеченной, и результаты опроса прокомментировали, как в политической среде, так и в экспертных кругах.
По словам Мамуки Мдинарадзе, исполнительного секретаря правящей «Грузинской мечты», итоги опроса NDI для него во многом стали неожиданностью, так как на протяжении многих лет в результаты подобных исследований постоянно вкрадывались серьезные ошибки, вызванных работой местных партнерских организаций, на которых полагались в NDI. 
Политик отметил, что рейтинг «Национального движения», действительно, находится на историческом минимуме, он в 6 раз ниже рейтинга партии власти.
Итоги опроса оказались явно не в пользу оппозиции. Объективность и уровень компетентности NDI раннее в этой части грузинского политического спектра сомнению не подвергались и, естественно, ставить под вопрос результаты американского исследования оппозиционерам вроде бы не с руки. Тем не менее, сохранить лицо было необходимо. Очевидно, по этой причине Леван Бежашвили из ЕНД заявил: «Всем ясно, что в этой стране перед лицом повсеместного страха телефонные опросы нерепрезентативны. При этом 50% населения отказываются участвовать в них и занимают определенную позицию. Это является причиной снижения рейтинга оппозиционных партий». 
Ему вторил Леван Тархнишвили из «Европейской Грузии»: «Я не могу сказать, что рейтинг оппозиции низкий, просто есть очень большая часть людей, которые не отвечают на вопросы, и это понятно, ведь сейчас в Грузии царит сомнительная ситуация. Плюс к этому – телефонный опрос, который сам по себе является проблемой для такого исследования».
Лидер партии «Лело» Мамука Хазарадзе, в свою очередь, отметил: «Люди боятся высказывать свое мнение по телефону. Это - факт. Мы знаем, что в этой стране прослушиваются телефонные разговоры, мы знаем, что люди напуганы этой печальной реальностью. Я не хочу сомневаться в квалификации NDI, я просто сомневаюсь в другом – в положении нашего населения».
Однако политолог Гия Хухашвили оценил итоги американского исследования иначе: «На мой взгляд, результаты опроса закономерны. Оппозиция не предлагает никакой позитивной повестки дня по проблемам, от которых страдают люди. Оппоненты власти увлеклись не совсем убедительной игрой мускулов, что порождает еще более негативные ожидания. На этом фоне правительство выглядит более солидно, так как они хотя бы говорят об насущных проблемах. Премьер Гахария смотрится гораздо более адекватным, чем все лидеры оппозиции».
Если прислушаться к политическому пульсу и проанализировать происходящие события, то на данном этапе грузинская оппозиция кажется загнанной в угол, выйти из которого под бой барабанов в ближайшее время ей будет довольно сложно. Основаниями для протеста и бойкотирования парламента с ее стороны были названы подтасовка «Грузинской мечтой» итогов выборов и недемократичность избирательного процесса. Этот аргумент сводит на нет ответ на один из вопросов упомянутого соцопроса – 56% респондентов заявляют, что выборы были свободными и справедливыми. До этого холодным душем для оппозиции стало заявление главы наблюдательной миссии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) в Страсбурге Тини Кокса, который сообщил, что в целом основные принципы свободы и выбора на осенних выборах в Грузии были соблюдены.
Учитывая все эти факторы, можно сделать вывод о том, что значительная часть грузинской оппозиции решила пойти на абордаж власти без всякой западной страховки, то есть биться за власть, опираясь исключительно на собственные ресурсы. В Грузии действующие власти традиционно идут на уступки только перед лицом широкомасштабных и длительных акций протеста, организация которых связана с крупными финансовыми расходами. Готова ли к ним местная оппозиция и располагает ли она нужными ресурсами, станет ясно уже в ближайшее месяцы.
Приход весны и теплого времени года, как известно, является моментом митинговой активности, на которую явно делают ставку оппозиционные лидеры Грузии. К тому же, подспорьем для них в деле борьбы за власть может стать разворачивающаяся в «Грузинской мечте» межгрупповая борьба за перераспределение влияния в «постиванишвилевскую» эпоху. Судя по всему, мэр Тбилиси Каха Каладзе уже начал борьбу за пост премьер-министра Грузии… Однако Саакашвили рассчитывает со временем вернуться в Грузию, где сейчас продолжает действовать основанная им партия «Единое национальное движение» (ЕНД).
Впрочем, эксперты сомневаются, что протесты грузинской оппозиции могут привести к каким-либо серьезным последствиям. Хотя Саакашвили «постарается раскачать ситуацию», но он не располагает достаточной поддержкой в Грузии, чтобы спровоцировать серьезную нестабильность и вернуться в страну.

З.РАСУЛЗАДЕ
.