25 ноября 1942 года между СССР и Францией было подписано соглашение о формировании эскадрильи «Нормандия» на Западном фронте. В тот же день Директивой Главного штаба ВВС официально была оформлена организация отдельной французской авиаэскадрильи “Нормандия” под флагом "Сражающейся Франции" с правом ношения темно-синей формы французских ВВС, с правом ношения всех французских орденов и знаков отличия французской армии. Официальным языком эскадрильи был признан французский. Эскадрилья была полностью укомплектована личным составом и имела собственное французское знамя.
Французские летчики были готовы к вылету из Тегерана, 25 ноября 1942 года пилоты получили иранские визы, 26 ноября — советские.
Совершив 28 ноября 1942 году перелет по маршруту Тегеран–Баку, 43 французских авиаторов на транспортных самолетах «Дуглас» прибыли в столицу Азербайджана, этот день считается началом истории знаменитой части. На следующий день эта группа перелетела на аэродром Иваново-северный. Командиром, который сформировал первую группу французских пилотов и механиков, который и дал ей это название «Нормандия», был майор Жозеф Пуликен.
Следует отметить, что по маршруту Тегеран–Баку и потом прибывали новые группы французских пилотов.
Франсуа де Жоффр - один из французских летчиков, сражавшихся на советско-германском фронте в составе этого авиационного полка "Нормандия - Неман" с мая 1944 года до дня капитуляции фашистской Германии, в своей книге «Нормандия – Неман» осветил путь этого полка.
В четвертой главе книги он, в частности, пишет: «Прохладное раннее утро 28 ноября. Первые лучи солнца окрасили снежные вершины Демавенда. Добровольцы «Нормандии» выстроились на аэродроме. Неподалеку стоят три советских транспортных самолета. Французские летчики не сводят с них глаз. Ведь они первые видят на крыльях, фюзеляже и хвостовом оперении знаменитую пятиконечную красную звезду. Они взволнованы. Они еще не знают, что самолеты, на которых им придется летать, также будут иметь пятиконечную красную звезду на фюзеляже и, кроме того, носовая часть их будет окрашена в три цвета французского флага. Впрочем, разве это так важно?...Самолет летит над Кавказом, вздымающимся огромной тысяча двухсоткилометровой стеной между Черным и Каспийским морями. Под крылом проплывают цепи гор с белыми пиками, которые своими остриями пронзают вату облаков, снежные и ледяные поля, горные долины, глубокие пропасти».
Далее Франсуа де Жоффр отмечает: «Порой кажется, что самолеты вот-вот зацепятся за горную вершину. Вот они набирают высоту и берут курс на Баку, к побережью Каспийского моря. Вдали показались, очертания берегов Каспийского моря, которое раскинулось до горизонта, словно таинственное, лениво колыхающееся бархатное полотнище, обрамленное темными пятнами лесов и неизвестных французам городов. Замеченная ранее на северо-востоке маленькая темная точка растет, становится огромным серым пятном и постепенно превращается в город. Это — Баку, сердце района добычи черного золота и самая крупная ставка в битве за Кавказ, куда были брошены немецкие бронированные войска».
Французский летчик также подчеркивает, что «на гладкой, как блюдо, равнине высятся многочисленные нефтяные вышки, как будто здесь вырос целый лес миниатюрных Эйфелевых башен. И рядом с ними на земле — замысловатые узоры многочисленных нефтепроводов. Здесь все живет для нефти и только нефтью».
«…Итак, первый самолет приземляется, открывается дверь кабины, и в нос ударяет острый запах нефти. Французы спускаются по трапу. Первые шаги по советской земле. Сердца всех стучат так сильно, как во время первого свидания. Начинается процедура проверки документов и таможенного досмотра. Гражданские чиновники — среди них была одна женщина — перебирают вещи. Они не знают французского, и это доставляет немало хлопот владельцу багажа, которому нелегко полностью удовлетворить любопытство таможенников, особенно когда они интересуются книгами, журналами. Они взвешивали их на руке, рассматривали со всех сторон, перелистывали, чтобы в конце концов положить на место, приговаривая при этом с доброй улыбкой: «Хорошо, товарищ».
Это было первое «хорошо», которое услышали французские добровольцы. И потом не проходило часа без того, чтобы не услышать такое простое, милое, звучное слово «хорошо». Это слово произносилось почти при любом разговоре».
Во время скромного и непродолжительного обеда французские летчики впервые отведали главные русские блюда, которые преобладали в тот период тотальной войны и жестоких лишений. Через некоторое время самолет с пилотами из Франции вылетает в Гурьев.
Любопытно также отметить, что в Баку французы прибыли со своим оружием через множество границ. При этом еще в Тегеране французы, одетые перед перелетом в Баку в летнюю парадную форму, получили овчинные полушубки. На протяжении почти всей войны из-за трудностей со снабжением летчики носили советские летние комбинезоны и зимнюю форму ВВС. Также французы получали из бюджета СССР положенную им за военную службу зарплату. Почти все деньги переводились в фунты стерлингов и отправлялись в Лондон, где проживали семьи пилотов.
В целом, можно сказать, что крестным отцом «Нормандии» считался генерал Степан Левандович. Именно он руководил вопросами размещения и материально-технического обеспечения эскадрильи, вел переговоры с иностранными военными миссиями о поставках авиатехники через Иран.
Летом 1943 года эскадрилья превратилась в отдельный истребительный авиаполк, состоявший из 32 самолетов. В его состав входили уже три эскадрильи, носившие названия трех главных нормандских городов: «Руан», «Гавр» и «Шербур». В июле 1944 года Сталин распорядился назвать полк в честь реки Неман. Французские асы воевали в составе советских ВВС до апреля 1945 года. Летчики «Нормандии — Неман» совершили более 5 тыс. вылетов и подбили 273 немецких самолета. Четверо французских пилотов получили звание Героя Советского Союза.
Последнее сражение «Нормандии — Неман» состоялось в апреле 1945 года. После завершения боевой миссии французским летчикам подарили самолеты Як-3. 20 июня 1945 года пилоты легендарного полка совершили посадку в Ле Бурже. Один из тех истребителей находится в Музее авиации и космонавтики в Ле Бурже.
Об истории создания и подвигах легендарного формирования написано и опубликовано немало трудов, мемуаров, статей, сняты художественные и документальные фильмы. Не претендую на пересказ и исчерпывающий анализ сведений о жизни и отваге этих французских авиаторов, хотелось бы поделиться своими соображениями и суждениями по некоторым фактам и эпизодам, связанным с историей становления авиационного полка «Нормандия – Неман».
В первую очередь можно предположить, что четкая организация перелета французских авиаторов по маршруту Тегеран–Баку послужила тому, что 27 ноября 1944 года глава временного правительства Французской Республики генерал Шарль де Голль и сопровождающие его лица, направляясь в Москву, сначала прилетели через Французский Левант (французские до 1946 года Сирия и Ливан) в Тегеран, а затем именно по маршруту Тегеран–Баку. На следующий день, ввиду плохих метеорологических условий, де Голль и сопровождающие его лица выехали из Баку специальным поездом.
Из документов военного архива известно, что 18-й гвардейский истребительный авиационный полк 303-й истребительной авиадивизии 1-й воздушной армии принял в апреле 1943 года в свой состав первую группу французских летчиков, объединенных в 4-ю эскадрилью. И в скором времени французы побратались с пилотами 18-го авиаполка.
Здесь следует отметить, что в этом авиаполке служил уроженец Азербайджана Владимир Баландин, который не раз вместе с французами принимал участие в воздушных сражениях с немецкой авиацией. Он родился в 1923 году в Баку, работал токарем на машиностроительном заводе имени Дзержинского, без отрыва от производства окончил аэроклуб. В 1942 году, окончив Сталинградскую военно-авиационную школу, был зачислен в 18-й авиационный полк. Командир звена гвардии старший лейтенант В.Баландин совершил 228 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 15 самолетов противника. За образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Владимиру Баландину в апреле 1944 года было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Из документов военного архива также известно, что в должности авиационного техника и механика у французских летчиков служили несколько уроженцев Азербайджана.
Кстати, имея возможность выбирать тип боевых машин, на которых французам предстояло в дальнейшем воевать, они остановились на истребителях Як-1 и Як-3. Для своего времени эти самолеты не уступали немецким Bf 109G и FW 190A. Важные достоинства Яков: простота в пилотировании и похожесть во многом с французскими истребителями MS.406 и D.520. Первое знакомство французов с Яками происходило на бакинском аэродроме.
Следует отметить, что в апреле 1941 года в Баку принимались меры по сборке самолета ЯК-1, а в начале 1942 года здесь начали собирать истребители «Як-3» и уже весной на фронт стали вылетать эти боевые истребители, рожденные в столице Азербайджана. Опираясь на ряд сведений из опубликованных материалов, можно сказать, что многие пилоты авиаполка «Нормандии-Неман» летали на самолетах, собранных в Баку.
Да, деятельность «Нормандии-Неман» была весьма результативной благодаря высокой квалификации пилотов. Летчикам было важно воевать за честь своей родины, за Францию, поднимая тем самым патриотический дух французского народа. Ими двигало одно — защитить Францию, сражаться с врагом в бою. И это и удалось. Вечная память и низкий поклон пилотам полка «Нормандия–Неман».
И последнее. Думается, в год празднования 75-ой годовщины Дня Победы над фашизмом возможно рассмотреть вопрос об увековечении в Баку памяти летчиков авиаполка «Нормандия-Неман». При положительном исходе этого дела можно установить мемориальную доску на одном из зданий бакинского аэродрома, куда прибывали французские летчики
В дальнейшем для выявления дополнительных сведений и фактов, отражающих пребывание пилотов легендарного полка в столице Азербайджана, можно подумать о сборе новых материалов, которые вправе могут стать основой для издания отдельной книги.


Ровшан АГАЕВ

.