Процесс «оздоровления» банковской системы Азербайджана в карантинный период принял довольно серьезный оборот. Буквально за две недели были лишены лицензии четыре банка, в которых ни много ни мало были депозиты 215 тысяч клиентов. Государству придется вернуть почти 700 млн. манатов. Видимо, по мнению Центрального банка, это того стоило.
Мы тоже не сторонники того, чтобы государство или ЦБ спасали местные банки. Нужно лишь создать механизм, которые минимизируют риск потери средств для клиентов. А в остальном нужно полагаться на рынок. Но в конкретном случае сам Центральный банк вроде намеревался их спасти, так как в одних банках два дня, а в других две недели пытался выступать в роли временного администратора. А чтобы изъять лицензию, не обязательно назначать временную администрацию.
Но что сделано - то сделано. И 12 мая еще два банка были лишены лицензий. В принципе, потеря лицензии одним из них – NBC Bank - лишь может привести к проблемам у одного холдинга, так как он был фактически внутренним банком холдинга, а вот AGBank имел довольно широкий набор потребительских услуг. И последнее может повлиять на поведение клиентов. И в данном случае довольно странным выглядит недавнее высказывание главы ЦБ Эльмана Рустамова.
Так, на последней пресс-конференции на вопрос, а что же будет со средствами юридических лиц (то есть предпринимателей) Рустамов ответил, что «ничего». В соответствии с требованиями законодательства в первую очередь будут погашены срочные обязательства банков – это обязательства перед ЦБ, владельцами депозитов и расходы ликвидатора. А уж в следующую очередь будут погашаться и иные обязательства. Их погашение в первую очередь будет осуществляться за счет средств Фонда страхования вкладов. А последний будет распродавать собственность банка. Учитывая, что у наших банков не так много собственности, кроме кредитов (да еще и проблемных), то, видимо, данные юридические лица не получат своих средств. Как происходило в случае и с другими банками.
По этому поводу глава ЦБ выразил лишь сожаление. По его словам, это был выбор самих предпринимателей. Они могли открыть счет в другом банке и обеспечить себе существование без рисков. Довольно странное высказывание. Естественно, законы рынка требуют, что раз рискнул открыть счет в каком-нибудь банке, то весь риск остается на тебе, и никто не обязан тебе его компенсировать. В принципе, такое стандартное отношение должно быть и к физическим лицам. Но после Великой депрессии возникла система страхования вкладов, и в той или иной степени она охватила мир. Данная система возникла на фоне массового недоверия к банкам. А дабы доверие вернуть, создали данную систему (при этом не частную, а государственную). Впоследствии один из тех, кто и разрабатывал финансовую политику времен Рузвельта, стал основателем институционалистской экономической теории.
Согласно этой теории, развитие общества зависит от институтов. В качестве институтов могут выступать как банковская система, так и традиционные обычаи. И если необходимо обеспечить нормальное развитие, то в обществе должно быть доверие к определенным институтам, в том числе к банковскому.
Э.Рустамов считает себя институционалистом. И в соответствии с логикой его теории, необходимо обеспечивать доверие клиентов к банковской системе, особенно в период кризисов.
А тут получается странная картина: физическим лицам все, а вот юридическим - ничего. Конечно, учитывая, что как минимум два банка из четырех фактически обеспечивали операции собственных холдингов, то получается, что владельцы сами потеряли свои средства, и тут вина лежит на них. Но в то же время стоит понимать, что, к примеру, Аtаbank по итогам прошлого года стал одним из крупнейших банков страны по числу ПОС-терминалов, а значит - у него был немалый охват субъектов малого и среднего предпринимательства. Практически то же самое было у AGBank. Да, суммы в целом небольшие (по первым двум банкам всего лишь 18 млн. манатов), но суть же в доверии к системе, а она как раз строится на таких мелочах.
С другой стороны, тут есть ошибка и ЦБ. Так, по словам Э.Рустамова, это был выбор самих предпринимателей, им стоило взвесить свое решение, а не класть на счет в банке у соседа. Честно говоря, довольно странное высказывание. Ну предприниматель и даже физическое лицо может вкладывать и в банк соседа. Суть в том, чтобы он ознакомился с полной информацией о банке, а лишь потом принял решение. Но тут же мы сталкиваемся с другой проблемой. По словам главы ЦБ, эти банки демонстрировали великолепную отчетность, хотя в реальности ситуация была иной. То есть банки лгали в своих отчетах. А кто, если не Центробанк, должен следить за отчетностью? Да, до недавнего времени функции контроля над банковской системой были у Палаты, но суть в том, что функции монетарного контроля никто у ЦБ не отбирал. И ведь Центробанк продолжал собирать финансовую статистику, и почему-то у него претензий не возникало. Уж если у него претензий не возникало, то на какой основе должны делать свой выбор предприниматели? Или они все должны заказывать независимый аудит банка, дабы инвестировать пару тысяч манатов? При этом стоит понимать, что среди закрывшихся есть банки с более чем 20-летней историей. Обычно многие ссылаются на историю банка, прежде чем вложить деньги.
Таким образом, в отечественной банковской системе возникла странная ситуация, когда ЦБ вместо развития всей системы в целом, видит свое дело в призыве вкладывать в «системные» банки. То есть, говоря о рыночной экономике, глава Центробанка одновременно выступает и за монополистические отношения. И вот в таких условиях людям следует делать выбор между банками. И не случайно лишь за март объем депозитов сократился на 849 млн. манатов. Иного выбора не остается...


 Т.МАШАЛЛЫ

.