В ходе первого заседания Милли Меджлиса VI созыва президент Азербайджана Ильхам Алиев, касаясь деятельности политических партий, отметил: «Правящая партия не может в одиночку вести политический диалог, потому что для диалога нужны партнеры».
Также И.Алиев заявил, что формируется новая политическая конфигурация Азербайджана. «Считаю, что парламент предпримет нужные шаги в законодательной сфере и для совершенствования политической системы. А многопартийная система в Азербайджане будет построена на более прочной основе».
То есть глава государства недвусмысленно указал на необходимость развития многопартийности в стране и создание конкурентной среды на политической арене. Что ж, будем откровенны: это веление времени и давнее ожидание общества. Об этом «НВ», кстати, писало не раз. Все эти инициативы президента можно только приветствовать. Тут спору нет. В то же время эти инициативы напрямую касаются того, о чем сейчас пойдет речь в нашей статье.
Накануне состоялось очередное заседание Судебно-правового совета, в ходе которого был обсужден ряд актуальных вопросов по усовершенствованию судебной деятельности.
Выступивший на заседании председатель совета, министр юстиции Фикрет Мамедов рассказал о пути прогресса, определенного еще Гейдаром Алиевым, который успешно продолжается президентом Ильхамом Алиевым. Фикрет Мамедов отметил положительные результаты реформ, проводимых в социально-экономической сфере.
Было отмечено, что 2019-й запомнился как год глубоких реформ по усовершенствованию судебной деятельности. В частности, министр подчеркнул важность указа президента страны об углублении реформ в судебно-правовой сфере от 3 апреля 2019 года.
Были предприняты все необходимые меры по обеспечению новых судов соответствующими зданиями и оснащению их необходимым оборудованием. Кроме того, были определены рабочие механизмы по формированию опыта единого суда.
На заседании также говорилось о том, что исполнение поручений в связи с распоряжением президента Ильхама Алиева от 10 февраля 2017 года о гуманизации наказания дали реальные результаты. В результате декриминализации Уголовного кодекса около 6400 заключенных либо были полностью освобождены от наказания, либо их наказания были смягчены. Количество арестованных людей, поступающих в следственные изоляторы, сократилось на 20 процентов.
Было в значительной степени расширено применение альтернативных видов наказания. В отношении более 3000 заключенных были применены электронные браслеты.
В целом, в последний период предприняты меры, которые в два раза уменьшили нагрузку на судей по гражданским делам, это и назначение новых судей, определение легкого решения целого ряда дел вне суда, применение упрощенной процедуры исполнений по делам по мелким искам, применение лишь электронной формы исполнения решений по экономическим делам.
В целом, в прошлом году за допущенные недостатки и правонарушения, в том числе и за создание условий для коррупционных правонарушений, 48 судей были привлечены к дисциплинарной ответственности, полномочия двух судей были прекращены, 7 судей были освобождены от занимаемых должностей, полномочия 18 судей не были продлены. Учитывая важность обучения судей в рамках устранения судебных ошибок, в Академии юстиции было проведено свыше 50 учебных мероприятий.
Реформа судебной системы, проводимая в нашей стране, также получила высокую оценку на международном уровне. Создание новых специализированных судов, усовершенствование электронной судебной системы, оцифровывание судебной деятельности, внедрение института медиа были высоко оценены в отчете Всемирного банка Doing Business 2020. В то же время распространение нашего положительного опыта было одобрено Советом Европы заявил Фикрет Мамедов.
На собрании были отмечены поручения президента по заботливому отношению к гражданам, предотвращению коррупции, обеспечению прозрачности во всех областях, подчеркнуты задачи по решительному устранению явлений, порочащих имя и авторитет судей. Была доведена до внимания необходимость более принципиального отношения к таким явлениям.
Также на заседании совета за злостное нарушение законодательства, волокиту и другие нарушения судье Лерикского районного суда Атабеку Кичикбекову был объявлен выговор, было сделано замечание судье Бакинского Апелляционного суда Эльмире Нагиевой и судье Ясамальского районного суда Аязу Мамедову, в отношении нескольких судей начато дисциплинарное производство.
Судебные реформы, столь необходимые обществу, естественно, не могут быть успешно реализованы без политических реформ, о которых и говорил Ильхам Алиев. Не будем спорить: открытие новых зданий судов, как и увеличение количества судов, о чем говорил Фикрет Мамедов, это элементы судебной реформы. Но ситуация в судебно-правовой системе вряд ли кардинально изменится, если приоритетом для судебного начальства не станет достижение полной независимости судов. Независимый суд - гарант справедливых решений, вынесенных судьями. А значит, речь идет о минимизации тех судебных ошибок, с которыми сталкиваются граждане. Что же касается нарушений закона со стороны представителей судопроизводства, то эти нарушения и вовсе могут быть сведены к нулю. Повторимся: все мысли главы государства по поводу политической системы, озвученные в парламенте, непосредственно касаются и ситуации в судебно-правовой системе, поскольку до последнего времени Минюст и суды в той или иной мере были своего рода тормозом развития многопартийности.
Во всяком случае рассмотрение исков партии «Ени Заман» («Новое Время») против Минюста, как и перипетии вокруг регистрации этой партии, наглядно все это демонстрируют. Шутка ли, партия прошла через 11 судебных процессов, где рассматривались ее иски против Минюста, нарушившего законодательство Азербайджана! Но представители партии ни от одной судебной инстанции так и не добились справедливого вердикта. А ведь было очевидно, что Министерство юстиции, затягивая регистрацию этой политической силы, нарушает Закон об «Объединениях и политических партиях». Как могло такое произойти, что все судебные инстанции не заметили нарушение закона? А скорее всего, не хотели замечать, поскольку нарушителем закона являлось ведомство, в чьем подчинении находятся суды.
Это яркий пример изъянов отечественной судебной системы, связанных с отсутствием независимого правосудия, с одной стороны, а с другой стороны, - пример влияния исполнительной власти на решение судей. То есть дело партии «НВ» имело конкретный политический подтекст. А судьи лишь выполнили политический заказ, поступивший «сверху».
Если бы в работе Судебно-правового совета не существовал избирательный подход, а функции главы этой структуры выполнял бы не нынешний министр юстиции, то все судьи, которые рассматривали иски партии, как минимум должны были быть уволены. Однако этого не произошло.
Наше издание не раз писало, что в кулуарных беседах судьи признавались в заказном характере своих решений, «кивая «наверх». Но разве это обстоятельство снимает с них ответственность? И нужно ли вообще снимать ответственность с тех лиц в Минюсте, которые, демонстрируя полную безграмотность, правовой нигилизм, отвечали отписками на все жалобы партии? О какой развитой политической системе и многопартийности могла тогда идти речь в условиях подавления политической конкуренции со стороны госструктур, в частности Минюста?
За подобные нарушения, которые наносят серьезный урон имиджу нашей страны, теперь все виновные, надеемся, будут нести ответственность. И, конечно же, хочется верить, что выдвинутая президентом инициатива по развитию многопартийности в стране послужит переосмыслению и исправлению чиновниками своих ошибок. Ведь только справедливый суд является гарантией развития многопартийности в Азербайджане.


А.ШАХВЕРДИЕВ

.