Правительство довольно часто говорит о ненефтяном секторе. При этом из экономической теории даже непонятно, что подразумевается под данным термином. Ведь обычно отрасли классифицируют по определенным признакам. Если это еще как-то можно отнести к разделению отраслей, то есть под «нефтянкой» подразумевать топливно-энергетический комплекс, производство нефтепродуктов, а под ненефтянкой все остальное – то картина может более или менее вырисовываться, и то получается довольно странная картина. Странна она тем, что крупнейшим экспортером ненефтяной продукции в стране в итоге становится Госнефтекомпания. Это связано с тем, что химическая промышленность (тесно связанная с нефтянкой) у нас отнесена к ненефтяной промышленности. А если говорить об экономике – то тут еще тяжелее выделить ненефтяной сектор. К примеру, строительство жилых домов для беженцев и вынужденных переселенцев осуществляется за счет средств Госнефтефонда. И это по логике правительства является ненефтяным сектором, хотя полностью зависит от нефтяных доходов. Так и многие другие отрасли. К примеру, Бакинский порт или железнодорожные перевозки полностью зависят от нефтянки, но их доля в экономике идет как ненефтяной сектор. Почему и как так получается – никто не объясняет.
Тем не менее, ни для кого не секрет, что основу т.н. «ненефтяного» сектора составляет строительство. Само строительство как раз зависит от нефтяных доходов. С их падением, падает и активность в этой отрасли. Но формально – это отдельная отрасль. И оно, как мы уже неоднократно отмечали, является индикатором азербайджанской экономики. Если в сфере строительства наблюдается рост, то в стране ситуация стабильна, а если падение, - то и повсеместно нас ждет падение. Пока еще строительный сектор держится за счет государственных подрядов и проектов. Недавно даже стало известно, что цены на жилую недвижимость в Сабаильском районе Баку вдруг подскочили на 10%. Это связано с бумом строительства в Баилово и некоторых других регионах центра. Учитывая спрос на жилье в центре, это способствует и росту цен. Но важным еще сектором строительства является дорожное строительство.
В настоящее время дорожным строительством занимается только государство. При этом, видимо, довольно странно, но у нас есть целая структура – Государственное агентство автомобильных дорог Азербайджана, которая занимается лишь строительством дорог. Обычно обслуживанием дорог и строительством занимаются частные компании по заказу соответствующих органов исполнительной власти (местной администрации или Кабмина в зависимости от статуса дороги), но у нас данный сектор превратился в отдельную отрасль экономики и как итог расходы на него отделили в отдельную статью бюджета. Данное агентство является шестым среди госструктур по расходам. Только в 2018 году оно израсходовало 1409 млн. манатов. Для сравнения: SOCAR было выделено 1486 млн. манатов. При этом, на дорожную инфраструктуру расходуют средства и местные органы исполнительной власти (от муниципалитетов до ИВ), и иные органы (вплоть до министерств). То есть довольно сложно подсчитать примерный размер дорожной экономики страны. Можно только предполагать, что в прошлом году было видимо выделено до 2 млрд. манатов (к примеру, ИВ Гянджи потратило до 10 млн. манатов в 2018 году, ИВ Абшеронского района лишь на внутриквартальные дороги до 300 тысяч манатов, Госкотаможня 10 тысяч на дорогу к складу и т.д.).
Одновременно эта отрасль была закрытой. Лишь в 2019 году Агентство начало публиковать результаты тендеров по ряду проектов. При этом эти тендеры обычно связаны с заранее установленным списком из 20 крупных проектов, утверждаемых президентом страны. А вот по деятельности 103 компаний (а именно столько компаний находится в структуре Агентства) у нас практически каких-либо данных нет (совокупный уставной капитал которых составляет 713 млн. манатов). К примеру, почему уставной капитал ООО «7 №-li Xüsusi Tеyinatlı Yol İstismarı» составляет 272,2 млн. манатов, при том, что ни у одного из остальных он не превышает 56 млн. манатов. Что такого специального в нем? Непонятно.
Тем не менее, Агентство хотя бы раскрывает свои годовые отчеты (правда, в довольно странной форме, но как известно, на безрыбье…). Итак, за 2018 год агентство в целом получило 1550,3 млн. манатов. Из них израсходовано было 1543 млн. манатов. Иными словами, 12,75 млн. манатов у них осталось к концу года. Совокупный объем активов агентства составляет 2 млрд. манатов. Основное место среди них занимают устройства (1344 млн.), передающие устройства (391,9 млн.), транспортные средства (154 млн.), оборудование (114 млн. манатов) и т.д.
Переходя к их непосредственной деятельности. При агентстве занято 13382 человека. Годом ранее было 13329. Средняя заработная плата составляет 371 манат. Годом ранее она составляла 340 манатов. Но наибольшую долю в расходах, конечно же, составляют сырье и материалы. За 2018 год, на асфальт и т.п. было затрачено 741 млн. манатов. Интересно, что расходы на банковские услуги (15,3 млн. манатов) превысили все остальные расходы, за исключением разве что зарплаты и горючего. Они даже на страховку потратили всего лишь 159 тысяч манатов. В целом, доход за непосредственно 2018 год (то есть по завершенным проектам и доход непосредственно агентства) составил 997,5 млн. манатов. Как итог, они получили прибыль в размере 17,5 тысяч манатов. Что довольно интересно, при обороте в 1 млрд. манатов. Естественно, что госорган и не должен иметь особой прибыли, но тем не менее 17,5 тысяч при 1 млрд. манатов – довольно низкая цифра (правда, по EBITDA без учета расходов на амортизацию получится 13,8 млн. манатов).
Наряду с этим у агентства есть также долгосрочная задолженность перед банками в размере 266 млн. манатов. Откуда она возникла и зачем Агентству такой объем кредитов – непонятно (они обычно реализуют все по госзаказу. Сомнительно, чтобы государство не оплачивало их деятельность). К сожалению, большей детальности от агентства ожидать не приходится. То есть практически 2-миллиардная отрасль у нас одна из наименее прозрачных отраслей. Что же в таком случае говорить об эффективности бюджетных расходов?


Т.МАШАЛЛЫ

.