Начался новый глобальный экономический кризис. Просто у него вид сейчас не вполне привычный. И последствия будут тоже не вполне привычными. Мировой экономический кризис обычно выглядит так: сначала падают акции крупных компаний, практически одновременно валятся цены на многие виды сырья, дешевеет недвижимость, падают валюты развивающихся стран, резко замедляется рост ВВП, а то и вообще начинается его падение. Для обычных граждан все это заканчивается ростом безработицы, падением национальных валют, ростом ставок по кредитам. В общем, ничего хорошего. Снижение нефтяных котировок уже привело к снижению мировых финансовых индексов – со снижением около пяти процентов сегодня торговались фьючерсы на промышленные индексы США, больше чем на пять процентов обрушился японский Nikkei 225, австралийский S&P/ASX 200 – больше чем на 7 процентов. Лучшим на азиатских рынках оказался индекс шанхайской биржи Shanghai Composite, но и он упал почти на три процента. И это все на фоне неизбежной стагнации мировой экономики, связанной со стремительным распространением коронавируса. Ожидаемое перепроизводство нефти может вызвать затяжной мировой кризис, и даже Азербайджан может оказаться в трудной ситуации, наша страна является одной из зависимых от цен на нефть стран. Ведь 61% бюджета сформирован за счет поступлений от продажи нефти, в том числе 49% от трансфера с Нефтяного фонда, остальное – это налоги нефтяных компаний и других экономических субъектов. В экспорте страны 91% составляют нефть, нефтяные продукты и газ. Бюджет на 2020 год рассчитан исходя из стоимости нефти 55 долларов. Но есть очень тонкий момент: если цена нефти падает вниз, то потери будет нести бюджет Нефтяного фонда, потому что именно оттуда будут идти дополнения в госбюджет. Потери самого госбюджета будут только за счет налогов нефтяных компаний, бюджет которых тоже рассчитывался исходя из прогноза 55 долларов. С похожей ситуацией Азербайджан уже сталкивался пять лет назад. В феврале 2015 года под воздействием дешевеющей нефти курс маната был отпущен в свободное плавание, в результате чего азербайджанская валюта быстро потеряла к доллару примерно треть стоимости — курс опустился с 0,78 до 1,05 маната за доллар. В апреле 2015 года председатель правления Центрального банка страны Эльман Рустамов сообщил, что в бюджет на будущий год будет заложена цена нефти в $50 за баррель, однако уже к осени параметры бюджета из-за дальнейшего падения нефти пришлось существенно сокращать, при этом в бюджет был заложен курс доллара на уровне 1,05 маната. Но в самом конце 2015 года манат рухнул до уровня 1,55 за доллар, после чего власти приняли чрезвычайные меры, введя ограничения на покупку валюты физическими лицами. В дальнейшем курс был стабилизирован на уровне 1,7 маната за доллар и держится на этом уровне уже три года. В 2017 году в Азербайджане добыли всего 38,7 млн. тонн нефти и газового конденсата — на 6,3% меньше, чем годом ранее, а в первом полугодии 2019 года добыча снизилась на 3,1% к тому же периоду 2018 года, до 18,7 млн. тонн. Таким образом нефть опять с нами сыграла с ними злю шутку. 


Р.ВЕЛИЕВ

.