Президент Франции Эммануэль Макрон недавно предложил создать европейскую армию, способную самостоятельно защищать Европу. Но это его предложение сразу же нашло противодействие со стороны НАТО.
Генсек Альянса Йенс Столтенберг заявил, что не поддерживает предложение президента Франции Эммануэля Макрона провести в ЕС диалог по вопросу принятия общеевропейских мер ядерного сдерживания.  "Мы уже имеем ядерную защиту в Европе - ее обеспечивает НАТО, - отметил генсек. - У нас общие структуры командования, общие ядерные доктрины и совместные учения". 
Столтенберг призвал Францию, настаивающую в альянсе на стратегической независимости своего ядерного потенциала, присоединиться к Группе ядерного планирования НАТО. "Если французы изменят свое мнение, мы будем в любое время рады их приветствовать. Важно, чтобы НАТО как международная организация участвовала в обсуждении вопросов о ядерном сдерживании, так как атомное оружие - это серьезное дело", - сказал Столтенберг. 
Однако риторика французского лидера является следствием гораздо более сложного круга проблем, чем отношения с Москвой или Пекином. Речь идет о том, чтобы активизировать участие Франции в уже идущих процессах интеграции войск европейских союзников и укрепить ее политические позиции как в НАТО и ЕС, так и в торге с США. Стоит также помнить, что больше 10% французского оборонного бюджета — это расходы на ядерные силы. Они являются важным политическим капиталом и элементом стратегической безопасности, но понятно, что в обычной войне не дают ничего. Франция объективно слаба в том, что касается «восточного фланга» альянса. А поскольку НАТО сегодня во многом сфокусировано именно там, то Парижу сложно задавать в этой повестке тон, тем более что Польша, страны Балтии и присоединившаяся к ним Румыния поддерживают должный уровень оборонных расходов и укрепляют военное взаимодействие с США. Именно поэтому Франция по инициативе Макрона начала шаг за шагом увеличивать свои оборонные расходы — к 2025 году они должны достичь $57 млрд. Ко всему прочему это даст Франции возможность усилить свои политические позиции как внутри НАТО, так и в ЕС. Инициатива Макрона действительно учитывает общеевропейские дела. Brexit, как бы он ни завершился, станет серьезным ударом по Европейскому союзу. Британия при любом раскладе постарается укрепить свои особые отношения с Соединенными Штатами и тем самым компенсировать политический и, вероятно, экономический ущерб от выхода из ЕС. И при этом американцы остаются главными в Европе.
В свою очередь, Германия времен Ангелы Меркель, приложившая огромные усилия для единства Европы в годы кризисов — экономического, украинского, миграционного, — входит в эпоху «после Ангелы». Все это означает, что ЕС даже при самом благоприятном раскладе может ждать относительное политическое ослабление, чреватое тем, что европейские enfants terribles вроде венгерского лидера Виктора Орбана и польских консерваторов еще больше усугубят политическую ситуацию внутри Европы. Другими словами, идея европейской армии призвана укрепить единство союза. 
Разумеется, в этой истории не обходится без США. Франция и Германию не устраивают призывы Трампа увеличить оборонные расходы и еще меньше – угрозы США покинуть НАТО. Кроме того, после окончания Brexit к этим двум странам перейдет главенство в ЕС в военной сфере. Совместная декларация о создании европейской армии является хорошим способом заявить о своем лидерстве, особенно на фоне других стран ЕС, таких как Польша, которые явно предпочитают ориентироваться исключительно на США и не сильно интересуются европейскими военными проектами. Но Вашингтон устами Столтенберга предупредил Макрона, что никакой самостоятельности внутри НАТО он не потерпит.


Р.ВЕЛИЕВ

.