О победе Владимира Зеленского на выборах в Украине, о будущей политике нового президента, о судьбе Крыма и Донбасса, и о будущем российско-украинских отношениях рассказал в своем интервью газете «Новое Время» российский эксперт, ведущий аналитик в Агентстве политических и экономических коммуникаций - АПЭК Михаил Нейжмаков.

- На выборах президента Украины победил известный телеведущий, шоумен Владимир Зеленский. Что изменится во внешней политике Украины в целом?
- Как ни парадоксально, именно высокий процент, полученный Владимиром Зеленским во втором туре (самый высокий среди победителей президентских выборов в истории Украины) может сковывать его инициативу в ближайшие месяцы, в том числе и во внешнеполитической сфере. Политик, победу которого определил «фотофиниш», может идти на рискованные внешнеполитические шаги (при всех различиях между Украиной и США – вспомним политический стиль Дональда Трампа). Деятель, который получил более широкую поддержку, если ему вскоре предстоит новая общенациональная избирательная кампания, напротив, постарается этот ресурс преждевременно «не расплескать». А Зеленскому как раз предстоит провести своих сторонников в Верховную Раду (их проведение было намечено на 27 октября 2019 года).
Зеленскому в период до парламентских выборов многих внешнеполитических тем (и прежде всего, обсуждения отношений с Россией) выгоднее касаться по минимуму – слишком «токсичными» такие вопросы могут оказаться. Скорее всего, на внешнеполитическом направлении в первые недели после вступления в должность он уделит внимание, прежде всего, отношениям с ЕС (недаром после первого тура выборов он нанес визит во Францию). Вероятно, будут сделаны шаги в сторону Беларуси – недаром Александр Данилюк, которого считают «теневым главой МИД» в команде Зеленского, вскоре после второго тура выборов отметил необходимость дальнейшего продолжения курса на сближения с Минском. Вполне вероятно, что в первые месяцы после избрания Владимир Зеленский совершит визит в эту страну. Также избранный президент Украины наверняка сделает шаги в сторону государств постсоветского пространства, с которыми у Киева традиционно складывались позитивные отношения – например, Азербайджана и Казахстана.

С США все несколько сложнее. С одной стороны, Владимир Зеленский, по понятным причинам, дает понять, что хотел бы развивать сотрудничество с Вашингтоном. Отсюда, например, его предложение о расширении «нормандского формата» с привлечением к нему и американской стороны. Да и встреча с Зеленского с Куртом Волкером, а также послом США на Украине Мари Йованович имела место еще в феврале. С другой стороны, избранный украинский президент явно хотел бы в очередной раз подчеркнуть (прежде всего, для аудитории внутри собственной страны), что он «не Порошенко». Многие до сих пор помнят максимально короткую встречу между теперь уже уходящим украинским президентом и Дональдом Трампом в июне 2017 года в Вашингтоне, а также слухи, что даже за такой шаг со стороны Белого дома Киеву, якобы, потребовалось заплатить. Поэтому сейчас Зеленскому лучше даже чуть оттянуть визит в США, если это будет необходимо, но показать своим избирателям, что он может добиться принципиально более уважительного отношения от американских партнеров.
Но в целом, стоит подчеркнуть, что почти до конца нынешнего года (пока не будет избран новый состав Верховной Рады и сформирован новый состав Кабмина по итогам этой кампании) инициатива Зеленского на внешнеполитическом направлении будет скована. Символических жестов он будет делать много, но вот о конкретике сможет в полной мере говорить лишь после того, как конфигурация власти в его стране окончательно определится.

- Зеленский - это новое лицо в политике. По-вашему, что этим хотели сказать силы, которые привели его к власти в крупнейшей стране в Европе? Ведь столько олигархов, крупных политиков, за какие-то несколько месяцев практически оказались в тени этого молодого артиста...
- Это часть мировых трендов – для политика новизна, во многих случаев, становится более выигрышным аспектом, чем опыт. Размывается представление о некоей череде этапов карьеры (как сказали бы древние римляне, cursus honorum), которые политику очень желательно пройти перед тем, как занять президентский пост. Скажем, во Франции еще в середине 2000-х годов Доминику де Вильпену, которого рассматривали как одного из вероятных преемников Жака Ширака, многие пеняли, что в его биографии – только административные, а не выборные должности. Но вот уже в следующем десятилетии в президентской гонке побеждает Эммануэль Макрон, для которого эта кампания стала первой в его жизни.
Более благоприятной средой для таких «темных лошадок» после их избрания президентами, как правило, становится та, где они могут быстро конвертировать этот заряд поддержки во влияние на другие ветви власти. В той же Франции минимальный интервал между президентскими и парламентскими выборами позволил Эммануэлю Макрону быстро сформировать собственное большинство в Национальном Собрании. Более значительное расстояние между президентскими и парламентскими выборами на Украине делает позиции Владимира Зеленского более уязвимыми. Вспомним, как Петр Порошенко в 2014 года весьма уверенно победил в президентской гонке, но затем столкнулся с куда более проблемной для себя парламентской кампанией.
Дело даже не в том, кто стоял за Зеленским до его победы. В мировой истории гораздо больше примеров, когда политик стремился разорвать отношения с теми, кто привел его к власти, отказываясь от долгосрочного характера таких союзов. Ряд уязвимых сторон, характерных для людей, резко шагнувших в большую политику (например, отсутствие собственной сложившейся команды), на самом деле могут быть и преимуществами. Нет сложившейся команды – меньше обязательств и больше пространства для торга. Но все же, в случае с Владимиром Зеленским, пока весьма вероятно, что представители украинских элит, сделавшие ставку на его избрание президентом, используют полученный им сейчас политический капитал для укрепления собственных позиций. Например, оказав решающее влияние на формирование списка кандидатов его партии «Слуга народа» на парламентских выборах. То есть даже успех партии, которую поддержит Зеленский, на данных выборах, может не способствовать росту его самостоятельности от таких игроков.

- Что изменится в отношениях России и Украины после формирования нового украинского кабинета? Возможно ли вообще, возвращение Крыма и Донбасса в состав Украины при кардинальной смене внешнеполитической ориентации Киева?
- Отказ России от Крыма – сценарий нереалистичный. Кроме того, дробность украинского политического поля делает позиции любого президента страны крайне неустойчивыми (показательно, что пока единственным главой государства, находившимся у власти два срока, был Леонид Кучма). Этот фактор всегда будет учитывать Москва, осознавая риски, с которыми на данном фоне связаны для нее любые масштабные инвестиции (в том числе, политические) в сотрудничество с Украиной. Показательно, что Москва не спешит демонстрировать оптимизм от победы Зеленского и пока готовится скорее к сложным переговорам с Киевом и по вопросам, не затрагивающим Крым и Донбасс. Недаром накануне второго тура выборов, когда уверенная победа Зеленского была практически очевидна, Правительство РФ объявило о дополнительных санкциях в отношении Киева (прежде всего, в сфере поставок нефти и нефтепродуктов).

- Я лично думаю, что Саакашвили скоро вернется в Украину и займет высокий пост в кабинете Зеленского. У Саакашвили есть еще один шанс вернуться в Украину? Что думаете по этому поводу?
- Как известно, Владимир Зеленский весьма комплиментарно отзывался о Михаиле Саакашвили и даже обещал с ним «пообщаться на тему борьбы с коррупцией» (что можно воспринимать и как намек на намерение увидеть экс-президента Грузии на каком-то посту, связанным с решением данной задачи). Понятно, что Зеленскому важно работать на контрасте с Порошенко. Но выгодно ли самому избранному президенту возвращение Саакашвили в украинскую политику? Они оба обращаются к одним близким темам (например, борьбы с влиянием олигархов и коррупцией), то есть, в известной мере, являются конкурентам. И не исключено, что в будущем кто-то мог бы взять Саакашвили в союзники для организации атак против Зеленского. При этом тот же Игорь Коломойский, о поддержке которым кампании Зеленского так много говорилось в ходе предвыборной гонки, помнит, что Саакашвили – беспокойный «сосед» по политическому пространству. Возможно, Зеленскому и его ближайшим партнерам было бы выгоднее, чтобы возвращение Саакашвили на Украину как раз затянулось, а его влияние (как медийного персонажа) на ход парламентской гонки было бы поменьше.

Беседовал:
К.САТТАРОВ
.