Баррикады, слезоточивый газ и водометы вернулись на улицы Гонконга. Протесты возобновились с новой силой после того, как китайские власти решили распространить на город закон о национальной безопасности. Если это произойдет, Соединенные Штаты лишат Гонконг торговых привилегий. Кому это обойдется дороже?


Закон и протест

В Гонконге все еще действует запрет на собрания больше восьми человек, но это никого не останавливает. Для бурных протестов есть сразу несколько поводов. Четвертого июня парламент Гонконга принял закон об уголовной ответственности за неуважение к гимну Китая. Нарушителям грозит штраф в шесть тысяч долларов или трехлетний тюремный срок.
Другой закон, возмутивший жителей мегаполиса, еще разрабатывается, но у местных мало сомнений в том, что его примут, причем в обход Законодательного собрания. В конце мая на сессии парламента КНР — Всекитайского собрания народных представителей — обсудили документ, который откроет Гонконг для китайских спецслужб. Сейчас Пекин официально решает лишь вопросы внешней политики и обороны, в остальном город автономен. Но все может измениться уже осенью.

В ожидании жесткого ответа

Инициатива Пекина встретила резкую критику за рубежом. Дональд Трамп назвал происходящее трагедией. Он не ограничился словами и запустил процесс отмены всех льгот для Гонконга. Таким образом Вашингтон перестал считать город административно независимым от КНР. "Китай заменил принцип "одна страна — две системы" на "одну страну — одну систему", — констатировал Трамп. И пригрозил новыми санкциями.

Гонконг — один из главных финансовых хабов Азии, окно между Китаем и внешним миром, поэтому заявления Трампа заставили нервничать и обычных горожан, и бизнесменов. Люди бросились в обменники скупать доллары. Панику подогрело известие, что США планируют избавиться от собственности в одном из фешенебельных кварталов города, которую оценивают в 1,3 миллиарда долларов.
Но местные власти стараются держать лицо. Секретарь по финансовым вопросам Гонконга Пол Чан предупредил, что Штатам нужно как следует обдумать собственные потери, если они лишат город торговых привилегий. Он напомнил, что американская доля в экспорте Гонконга — лишь 0,1 процента. В любом случае, заверил чиновник, санкций Белого дома город не боится.

Слишком особая экономическая зона

Главное преимущество Гонконга — свободное движение капитала и отсутствие валютного контроля. В материковом Китае порядки строже, возможности иностранных поставщиков и частных инвесторов ограниченны. Поэтому такие крупные внутрикитайские финансовые центры, как Шанхай и Шэньчжэнь, не заменят Гонконг.
"Для Китая Гонконг представляет ценность как международный финансовый центр — собственно, это одна из причин, по которой Пекин сохранил там прежнее законодательство и автономию. Понесут потери и американский бизнес в Гонконге, и сам город, который может столкнуться не только с выводом капитала в более тихие гавани, но и с утечкой мозгов — эмиграцией местных квалифицированных специалистов и экспатов", — пояснил в разговоре с РИА Новости специалист по законодательству КНР Павел Бажанов.
В нынешнем виде документ, который готовят в Пекине, не затрагивает деловую сферу Гонконга, но ведь окончательный вариант еще не известен. В то же время роль этого международного финансового центра в последнее время заметно уменьшилась, подчеркивает Бажанов.

С этим согласен другой собеседник РИА Новости, врио директора Института научной информации по общественным наукам РАН Алексей Кузнецов. "Что касается вопроса, насколько это выгодно Китаю: глупо было бы резать курицу, несущую золотые яйца. Однако за последние десятилетия КНР резко рванула в развитии, в том числе в плане иностранных инвестиций, и уже бессмысленно говорить об исключительной важности особых экономических зон", — полагает он.
По мнению собеседника агентства, Гонконг так и не стал азиатским Лондоном или Нью-Йорком. "Если Соединенные Штаты лишат город привилегий, Сингапур и Токио только обрадуются", — заключает эксперт.

Дело прошлого

Говоря об автономии города, западные правительства ссылаются на Объединенную китайско-британскую декларацию о передаче Гонконга. В 1984-м документ подписали фактический лидер КНР Дэн Сяопин и премьер-министр Британии Маргарет Тэтчер. Китайцы любят вспоминать, как после продолжительных переговоров "железная леди" споткнулась и упала на лестнице Дома народных собраний в Пекине.
Согласно документу, с 1 июля 1997 года британская колония возвращалась Китаю, но на определенных условиях. Принцип "одна страна — две системы" подразумевал, что социализм не затронет специальный административный район до 2047 года.
Однако в Пекине уверены: Декларация ни к чему не обязывает, это исторический документ, не имеющий никакого отношения к современности. "Гонконг находится в ведении китайского правительства. Британская сторона на территории Гонконга не имеет ни административного права, ни права надзора", — подчеркнули в МИД.

"Основной закон Гонконга в правовой иерархии стоит ниже китайской Конституции, согласно которой создание специальных административных районов и определение их правового режима находится в компетенции Всекитайского собрания народных представителей. Кроме того, парламент вправе вносить в него изменения. Поэтому, если что-то противоречит гонконгской "мини-конституции", то парламент может сам его поменять", — указывает Бажанов.
Гонконг, как и его сосед — бывшая колония Португалии Макао, для иностранцев потеряны. Исключительные экономические выгоды от специального административного района еще предстоит переоценить. И если в Пекине решат, что суверенитет дороже денег, то, возможно, Гонконг вскоре исчезнет с географических карт. А останется Сянган: по-китайски — благоухающая бухта.

.