Начало 2020 года изначально не судило ничего хорошего Азербайджану. Страна столкнулась с реальной угрозой кризиса. Но обо всем по порядку.
Как известно, в связи с карантином на территории Китая, промышленное производство там значительно сократилось. Наряду с этим в Китае значительно сократилось число авиаперелетов, а большинство предприятий стали переходить на карантинный режим. Одновременно население в преддверии значительных проблем практически перестало много тратить, люди стали покупали лишь самое необходимое. Как итог даже продажи автомобилей в Поднебесной упали на 80%. В настоящее время Китай - это второй рынок мира, а в связи с тем, что местной нефти не хватает, то одновременно и один из крупнейших игроков на мировом рынке «черного золота». Падение потребления в Китае – это удар по всей мировой нефтяной инфраструктуре. 
Между тем сокращение числа авиаперевозок стало наблюдаться по всему миру (люди попросту перестали летать или же целые регионы оказались под фактическим запретом). Как итог предложение нефти на мировом рынке превысило его потребление. А по всем законам рынка в таком случае цена должна падать до того уровня, покуда потребность и предложение не выровняются.
В принципе, цена на нефть начала стабильно падать. Если в первых числа января цена на азербайджанскую нефть составляла 71 доллар за баррель, то уже в конце января она была равна 63 долларам. Иными словами, она потихоньку снижалась и в принципе должна была стабилизироваться на уровне 50 долларов. Но тут в дело вмешался ОПЕК, и как организация стран-экспортеров нефти решила обсудить вопросы повышения цены. По какой-то причине между Саудовской Аравией и Россией возник конфликт, в результате ни одна из стран не решилась сократить добычу нефти (проблема в том, что добычу нефти невозможно сократить за 1 день или неделю). Они даже объявили о том, что увеличат производство нефти. В итоге цена на нефть пробила «дно» и спустилась до 30 долларов. 
Возникает вопрос, а какое дело среднестатистическому азербайджанцу до мировых нефтяных котировок? Проблема в том, что государственный бюджет Азербайджана на 2020 год был рассчитан, исходя из котировок в 55 долларов за баррель. При этом Счетная палата отмечала, что Минфин не готовил «пессимистичного» плана, то есть у нас нет плана действий в случае резкого падения мировых котировок. Естественно, снижение цены на нефть не приведет к невыполнению государственных обязательств. Но их выполнять станет сложнее, то есть Госнефтефонд не получит запланированного дохода. И для обеспечения трансферта им придется продавать часть своих активов. Наряду с этими экономика не получит дополнительных средств, просядет экспорт, а это отразится и на ВВП.
Почему же мы опять столкнулись с проблемой 2015 года? Выясняется, что за прошедшие 5 лет, мы так и не смогли создать какой-либо значимый ненефтяной экспорт. В лучшем это случае это продажи помидоров и фундука за рубеж. А сельскохозяйственная продукция никак не может стать альтернативной продажи нефти и сырьевых ресурсов. Как итог по сию пору доля сырьевых ресурсов в нашем экспорте превышает 90%. Наряду с этим, по многим позициям мы зависим от импорта. Много было речи о том, что Азербайджан должен сам производить те или иные товар, но до сих пор это так и не началось. Несмотря на то, что были попытки производить местные трактора и даже шприцы. Но в итоге выяснилось: либо мы не можем, либо почему-то местное производство оказывается дороже импортного (при этом уступаем даже в качестве).
А связи с импортной зависимостью, нам необходима валюта для ее покрытия. Ежегодно мы импортируем примерно товаров на 9-10 млрд. долларов. Наряду с этим, мы тратим средства и на многое другое. До сих пор нас в профиците держал экспорт нефти. Если учесть падение добычи нефти в текущем году (в прошлом, к примеру, упало довольно резко и в этом году ожидается продолжение падения добычи), то это ничего хорошего нам не даст.
С другой стороны, небольшим, но относительно важным источником поступления иностранной валюты был туризм. Тем более в марте обычно Азербайджан получал наплыв иранских и арабских туристов. В этом году в связи с коронавирусом мы не получим и туристов. Как итог, и этого небольшого, но довольно значимого источника валютных поступлений у нас не будет.
Таким образом, видно то, что за последние 5 лет у нас было много шансов хоть что-то сделать и изменить экономическую ситуацию в стране. Первое время даже принимались различные дорожные карты, планы и многое другое. Но как только цена на нефть стала расти, правительство забыло обо всех своих обещаниях, и заново вернулось к перераспределению нефтяных доходов (хотя их как раз и не надо было трогать, а стоило формировать новые доходы). Люди все еще помнят девальвацию 2015 года, а правительство оказалось «забывчивым». Посмотрим, к чему это приведет, но уже по официальным данным, в банках ввели ограничения на продажу долларов…


Т.МАШАЛЛЫ

.