4 ноября, в столице Германии начались официальные мероприятия, посвященные 30-летию падения Берлинской стены. Празднования продлятся до 10 ноября включительно. По этому случаю главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов взял интервью у первого и единственного президента СССР. Представляем вниманию читателей данное интервью.

— Когда Вы лично узнали о падении стены?

— Утром.

— И как Вам показалась эта новость?

— Ну, мы ж подобного ждали.

— А другие мировые лидеры были против. И Англия, и Франция.

— Непонятно почему? Германия ж очень сильная, и она увеличивалась, увеличивалась конкуренция в Европе, многие тогда этого опасались. Ну и историческая память никуда не делась.

— Народ давно хотел снести стену. К ночи падения уже несколько недель тысячи немцев уезжали из ГДР в ФРГ через Венгрию. Что можно было б сделать с поднявшимся народом?

— Ну, мало ли что. Опыт-то был.

— Вы сказали одному немецкому политику: «А что ты будешь делать, если 500 000 человек выйдут на улицы? Стрелять, что ли?»

— Не помню такого.

— Это есть в стенограммах Ваших помощников. Еще они приводят лозунги на Вашей встрече с жителями Восточного Берлина: «Горби! Помоги!». Чем Вы, собственно, могли помочь?

— Приглашали руководство восточноевропейских стран к диалогу с народом. Народу-то хамить не надо.

— В Румынии Вас Чаушеску вроде не услышал…

— Он к нам пробраться хотел, у нас спрятаться, а зачем стрелять в людей начал? Ну и, как говорится, царствие ему небесное, если туда попал.

— А что он должен был делать?

— Диктаторы должны всегда на неприметных аэродромах, обычных таких, держать маленький, полностью заправленный самолетик. И когда раздается песня «Аванти пополо» («Вперед, народ»), нестись на этот аэродром. Шутка.

— Шутка?

— А как ты думаешь?

— «Приглашение к диалогу...» И этого было достаточно для бескровного падения стены? Может, еще что то?

— Мы тогда дали команду — наши войска из казарм не выводить.

— А просили Вас?

— Ты ж мое кредо знаешь? Не ленись, запиши еще раз: «Я, Горбачев, всегда был и остаюсь противником кровопролития. Я всегда был и остаюсь противником применения силы к народу».

— Это похоже на расписку. Записал.

— Молодец. Так вот. Теперь о главном. Причина падения стены, объединения и, главное, установления прочного мира в Европе — в победе нашего народа и народов других стран над фашизмом. Вот об этом подумайте.

— Я подумал.

— И?

— Вторая мировая тогда и закончилась?

—Ну да. Потому что люди в нашей Европе перестали бояться друг друга.

.