• Баку 23° C

    12.13 м/с

Анкара не поддерживает антироссийские санкции

21:26 / 11.08.2022 Просмотров: 1615

Турция – единственная из стран-членов НАТО не поддержала международные экономические санкции против России. После начала конфликта на Украине официальная Анкара продолжает поддерживать тесные связи как с Киевом, так и с Москвой.
Министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез рассказал, что страна не будет поддерживать санкции против РФ в сфере энергетики. Об этом сообщает агентство Anadolu. По словам политика, сейчас у Анкары действует контракт с Москвой по поставкам газовых ресурсов. «Что касается Турции, то мы с самого начала заявили, что не будем выполнять решения, исходящие из санкций (против России). У нас есть действующий контракт с Россией. У нас есть действующий контракт с Азербайджаном и Ираном. Мы находимся в контакте с ними. В случае необходимости можем увеличить поставки», — подчеркнул Донмез.
По его словам, в 2021 году Турция потребила около 60 млрд. кубометров природного газа. Как считает Донмез, при соблюдении поставщиками срока отгрузки, каких-либо сложностей с нехваткой газа не должно произойти. 
Ранее стало известно, что Турция может обсудить создание «энергетического коридора» для поставок газа в Европу. Официальных подтверждений о будущей встрече, где обсудят перспективы «энергетического коридора», пока нет.
"Особая" позиция Турции относительно неприсоединения к санкционному режиму имеет несколько причин – от концептуальных до вполне прагматичных.
Во-первых, турецкие власти не признают санкции действенным инструментом внешней политики. Анкара неоднократно отвергала возможность присоединения к санкциям и ранее, настаивая на их неэффективности, контрпродуктивности, содействии изоляции стран-нарушителей и эскалации напряжения. Зато риторика турецкого руководства традиционно сводится к призывам к миру, диалогу со всеми сторонами конфликта, продолжению экономического сотрудничества и готовности выступить модератором на переговорах. Это не только помогает Турции сохранять рабочие политические контакты и экономические связи с обеими сторонами конфликта, но и существенно усиливает позиции на международной арене как страны, выступающей "арбитром над схваткой" и дает дипломатические ресурсы для эффективного посредничества.
Кстати, подобной же позиции Анкара придерживается и в отношении Ирана. На недавней встрече с иранским коллегой в июне этого года глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу в очередной раз заявил, что Турция выступает против "односторонних санкций" против Ирана, и призвал их снять. 
Во-вторых, отказ присоединяться к санкционному режиму против РФ Анкара объясняет необходимостью сохранения диалога с Москвой для успешного посредничества. После подписания зерновой инициативы и создания Совместного координационного центра у Стамбула добавился еще один аргумент – якобы санкции помешают сохранению этой "питательной артерии", которая должна обеспечить поставки зерна в страны Африки и Ближнего Востока. После сочинской встречи и заявлений Эрдогана о необходимости возобновления переговоров между Зеленским и Путиным эти аргументы лишь усилятся. 
Кроме того, посредническая роль Турции обеспечивала частичный иммунитет против критики Запада. 
В-третьих, вопрос санкций является чрезвычайно чувствительным для самой Анкары, ведь Турция много лет находится под санкциями западных партнеров – ЕС, Канады и США, прежде всего в оборонно-промышленной сфере. Американский пакет CAATSA за покупку Анкарой российских систем ПВО С-400 и персональные санкции против руководства турецкого оборонпрома; исключение Турции из программы F-35 и приостановка сотрудничества по F-16; европейские санкции за нарушение прав человека; эмбарго на поставки вооружений из-за военных операций против курдов в северной Сирии и Ираке в 2019 году; и даже запрет поставок канадских оптических электронных систем для знаменитых байрактаров во время Карабахской войны 2020 года – это не исчерпывающий список санкций против самой Турции.
В-четвертых, в стране растут антизападные настроения. В информационном поле Турции до сих пор доминирует нарратив, что проблемы глобального Юга вызваны западными санкциями, а не российской спецоперацией. Также большинство турецких граждан убеждены, что виновными в конфликте на Украине является не Россия, а США и НАТО. Поэтому убедить их, почему они должны отказываться от сотрудничества с Россией, – совсем сложно. К тому же Турция не является членом ЕС, поэтому чисто технически не должна присоединяться к его санкционным пакетам.
Турецкие чиновники несколько раз заявляли, что теоретически готовы были бы присоединиться к санкциям, если бы они были введены на уровне ООН. С одной стороны, нереалистичность этого сценария освобождает от ответственности; с другой – если бы такое даже и произошло, зонтик ООН позволил бы избежать прямого конфликта с Россией. 
Наконец, ключевую роль играет внутриполитический фактор. За несколько месяцев до выборов экономическая ситуация в Турции быстро ухудшается, инфляция и курс лиры бьют все антирекорды, а Россия остается важным торговым партнером и источником легких, хоть и обычно непрозрачных, денежных потоков. К тому же страна критически зависит от поставок российских энергоресурсов, российских рынков сбыта и российских туристов. При таких условиях введение санкций против РФ стало бы шоком для турецкой экономики – и для турецкого избирателя.
В результате перед Анкарой возникает дилемма – либо прогнуться под давлением Запада, ожидая, что за заслуги в укреплении антироссийской коалиции Вашингтон не станет в будущем реализовывать планы по дестабилизации власти Эрдогана, либо искать вторую опору, альтернативу в мире Востока и глобального Юга. Каким бы молодым и аморфным ни казалась (по сравнению с военно-политической платформой НАТО) Шанхайская Организация Сотрудничества, именно ШОС становится сегодня международной альтернативой, чья потенциальная заявка на 2030-е годы – это уровень влияния ничуть не меньший, чем уровень G7 в 2010-е годы начала упадка идеологической солидарности и экономического главенства западного мира. Уже в 2016 году, после возвращения из турне по Узбекистану и Пакистану, Эрдоган, отвечая на вопрос журналиста из околопрезидентского пула изданий, сказал:
«А почему бы Турции не стать членом ШОС? Я обсуждал этот вопрос с президентом России Путиным и президентом Казахстана Назарбаевым. Наше членство в ШОС обеспечит Турции больше свободы действий». 
И ведь это действительно так: поддерживая, пусть даже на «медленном огне», политический конструктив с ЕС и членство в НАТО, Турция сможет развивать диалог с пока еще аморфной и юной организацией «Большой Евразии».
Кризис вокруг Украины, возникший задолго до 2014 года, пока лишь демонстрирует рыхлость коллективных структур победителей в «холодной войне». Но кто знает, чья сторона возьмет верх, скажем, к 2030 году? И в каком макрорегионе глобально полыхнет неизбежное противостояние Запада и Востока?

Р.ВЕЛИЕВ



Другие новости

Лента новостей

Все новости

Самый читаемый

Интервью

Тexнoлoгия

Шоу-бизнес

MEDIA-1