По улицам города в годовщину освобождения Киева от фашистов пройдут националисты.
Имидж официального Киева сейчас может пострадать еще сильнее. Сегодня, в годовщину освобождения столицы Украины от фашистов, парадом по улицам города пройдут вовсе не ветераны, а националисты. И их марш вряд ли будет мирным. А вот сами участники той войны сегодня просто боятся выходить из дома и возлагать цветы к памятникам погибшим воинам.

Осенью 1943-го, когда Красная армия подошла к Киеву, она уже научилась воевать, избегая бессмысленных лобовых атак. Захват сразу нескольких плацдармов на правом берегу Днепра, концентрация на них крупных сил, скрытная переброска войск с одного участка фронта на другой и внезапные удары — такой вошла в историю Киевская наступательная операция. Успех ей обеспечил рейд 3-й гвардейской танковой армии в тыл противника.

После того как наши танки перерезали шоссе Киев — Житомир, немцы, опасаясь полного окружения, стали выводить войска из города.

6 ноября советские солдаты уже шли по разрушенному Крещатику. Киев был полностью освобожден. Безвозвратные потери Красной армии в этой операции составили меньше одного процента от численности задействованной группировки. Но цифры все равно огромные: при освобождении Киева погибло шесть с половиной тысяч солдат. Ветеран Николай Аношко (ему уже 102 года) в 1943-м форсировал Днепр и едва не утонул.

"Очень много погибло. Нас спасли бревна разведчиков. Я увидел, как плавающие машины вылавливали трупы, складывали на полуострове эти трупы в штабеля. Вот как в лесу заготовка дров, так и тут в штабеля", — рассказывает ветеран.

Александр Топтыгин в составе 1-го Украинского фронта воевал южнее Киева. Зимой 1943-го 19-летний новобранец едва не замерз насмерть на посту. Спас его старшина Кравчук. Украинец.

"Он через час меня заменил, обычно меняли через два, через четыре часа. У меня от холода шинель как панцирь, в ледяшку превратилась. Он меня растер самогонкой, это старшина, а остатки заставил выпить", — рассказал Топтыгин.

На Украине освобождение Киева теперь официально не отмечается. К могиле командующего войсками 1-го Украинского фронта Николая Ватутина в Мариинский парк приходят лишь ветераны, которым уже не дарят цветы школьники. Памятник Ватутину постоянно оскверняют националисты, в прошлом году они пытались разрушить его.

"Вот недавно было, это же не первая попытка обмазать памятник, разбить памятник, это же делали молодые люди! Два поколения испорчено!" — говорит ветеран.

В Киеве памятник Ватутину с трудом отстояла полиция, но в провинции памятники советским воинам националисты разрушают регулярно, не встречая никакого сопротивления.

Мы дозвонились до одного из киевских ветеранов, освобождавших столицу Украины. Сергей Якушенко раньше каждый год 6 ноября встречался со школьниками. После Майдана на торжественные мероприятия его не зовут.

"Словами премьер-министра было объявлено, что Красная армия сначала оккупировала Украину, потом оккупировала Германию. Раскатали все имена, улицы, которые были, — Ватутина там, Жукова и так далее, всё это выбросили. А как я приду и буду рассказывать, как я оккупировал свою семью?!" — сетует ветеран Якушенко.

Новейшая история Украины провозглашает Ватутина и Красную армию, освободившую Киев от фашистов, — оккупантами. А коллаборационистов из УПА (запрещена в РФ), от рук которых погибли Ватутин и тысячи мирных жителей в Бабьем Яру, — настоящими освободителями.

"Нацисты пишут новую историю, новые учебники истории, в которых говорится, что Шухевич, Бандера, оказывается, были национальными героями и не воевали вместе с гитлеровцами, и не истребляли свое же мирное население — русских, украинцев, евреев, а, оказывается, боролись за свободу Украины", — рассказал историк и политолог Юрий Кнутов.

И вот свежий пример: буквально накануне освобождения Киева в Ивано-Франковской области в городе Калуш на фасаде Дома культуры торжественно открыли памятник Дмитро Палиеву — гаупштурмфюреру СС, одному из создателей дивизии СС "Галичина", который погиб в бою под Бродами, воюя в составе 4-й танковой армии вермахта. Вот его фото незадолго до смерти. На церемонию собрались все местные чиновники. Доску нацисту открывали под звуки государственного гимна. Новая власть Украины не высказалась против.

.