С момента самопровозглашения лидера оппозиции Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы прошло почти два года, однако, несмотря на поддержку из-за рубежа, прорваться во власть по формуле «пришел, увидел, победил» у 35-летнего политика не получается. Армия, на которую опирается режим Николаса Мадуро, по-прежнему остается на стороне законного президента. И нынешнюю ситуацию двоевластия эксперты называют не иначе, как патовой: определенно взять верх в краткосрочной перспективе не может ни одна из сторон.
Накануне в Венесуэле полиция вновь применила слезоточивый газ против участников оппозиционного марша в столице страны - Каракасе. По данным СМИ, на улицы вышли несколько тысяч человек, передает ОТР. Правоохранители пошли на жесткие меры после того, как в них полетели тяжелые предметы. 
На этой неделе лидер венесуэльской оппозиции Хуан Гуайдо объявил о переходе к «фазе максимального общественного давления» на Николаса Мадуро и призвал жителей страны быть готовыми захватить власть в стране. Именно это, по его словам, является конечной целью операции «Свобода», начало которой оппозиционер провозгласил более недели назад, отправившись по различным городам убеждать сограждан, что «у каждого есть роль на этом этапе борьбы». Никаких конкретных действий Гуайдо не обозначил, упомянув вскользь разве что намерение устроить мирный марш протеста на Мирафлорес (официальная резиденция президента Венесуэлы). 
Свою позиционную войну продолжают вести и американцы — главные вдохновители устранения Николаса Мадуро от власти. Как сообщил в минувшие выходные министр связи и информации Венесуэлы Хорхе Родригес, за последние два месяца — то есть с момента самопровозглашения Хуана Гуайдо президентом — с зарубежных счетов Боливарианской Республики было похищено более $30 млрд. По утверждению официального Каракаса, эти суммы были сняты по приказу администрации президента США Дональда Трампа и переведены на счета венесуэльской оппозиции. 
Между тем ситуация для Соединенных Штатов становится все более тупиковой, а репутационные потери — все более тяжелыми. Вашингтон слишком многое поставил на карту, причем, судя по всему, ключевые шаги вроде признания Гуаидо были сделаны действительно спонтанно и непродуманно. Если бы не было этого глупого признания «временного президента», у американцев была бы возможность отступить, чтобы через какое-то время сделать новую попытку свержения неугодных властей. Но Гуаидо, остающийся ничего не решающим и ни на что не влияющим скоморохом, дискредитирует Соединенные Штаты, выставляя их неспособными добиться своего не только на другом конце света (к чему все уже, в общем, привыкли), но и у себя под боком. Как следствие, Штаты все более отчетливо встают перед неизбежностью прямого военного вмешательства в Венесуэлу как единственного способа добиться свержения Мадуро и сохранить лицо. Собственно, заявление Помпео об отзыве дипломатов прямо намекает на возрастающую вероятность такого развития событий — в ситуации военной операции им может грозить непосредственная опасность в Каракасе.
В свою очередь, введение Национальной ассамблеей Венесуэлы, находящейся под контролем оппозиции, по просьбе Гуаидо режима ЧП в стране может дать тот самый повод для иностранной интервенции — под предлогом спасения находящейся в состоянии гуманитарной катастрофы Боливарианской Республики. Именно поэтому чем дальше, тем больше венесуэльские события выходят за рамки обычных латиноамериканских процессов. Текущие действия Вашингтона позволяют куда лучше понять саму природу все менее предсказуемого — и потому все более опасного — поведения глобальной сверхдержавы. Ну и отдельным, не менее интересным, является вопрос, найдутся ли способы спасти Венесуэлу от теряющего не только профессионализм, но и самоконтроль глобального гегемона?
Становится ясно, что США вовсе не пытаются помочь венесуэльцам достичь "свободы и демократии" и повысить их уровень жизни, их цель состоит в том, чтобы осложнить жизнь и повысить градус напряженности в противостоянии с основными геополитическими соперниками империи. 
В общем, венесуэльская история имеет достаточно много интересных нюансов, которые не всегда лежат на поверхности, но она точно достаточно более интересна, чем пытаются подать мировые СМИ. Штаты точно не горят желанием сделать Венесуэлу богатой и процветающей, скорее их интересуют природные ресурсы и, конечно, геополитическое значение этой страны.


Н.ГУЛИЕВ

.