20 марта 2003 г. началось вторжение вооруженных сил США и их союзников на территорию Ирака. Операция проводилась без санкции Совета Безопасности ООН и с тех пор американцы не хотят уходить из этой страны. Отметим, что 4 января НАТО приостановила работу своей миссии в Багдаде по подготовке иракских военных из-за опасений за безопасность своих инструкторов. Представитель альянса заявил, что это было самостоятельное решение НАТО. Однако, по информации из дипломатических источников, на этот шаг альянс пошел под давлением иракской стороны, фактически блокировавшей работу миссии. Ирак сделал следующий шаг в ответ на американский авиаудар по своей территории — парламент принял резолюцию, обязывающую правительство положить конец военному присутствию иностранных сил в республике и прекратить работу в рамках соглашения по безопасности, заключенного с силами международной антитеррористической коалиции. Президент США Дональд Трамп отказался это делать, потребовав сначала от Ирака заплатить миллиарды долларов за строительство в стране авиабазы, а также пригрозив Ираку "беспрецедентными санкциями" в случае недружественных действий. Но спустя  полторамесяца работа миссии НАТО в Ираке так и остается заблокированной. Об этом заявил  генсек НАТО Йенс Столтенберг на пресс-конференции в преддверии встречи глав Минобороны альянса 12-13 февраля. "Мы проводим активные консультации с правительством Ирака. Мы тесно сотрудничаем, потому что мы останемся в Ираке только в том случае, если нас приглашает Ирак. Сейчас мы пока рассматриваем возможность продолжения работы миссии", - сказал он.  Какие на самом деле цели преследовали те, кто заварил всю эту кашу? Накануне войны Ирак считался одной из наиболее благополучных стран арабского мира с доходами выше среднего и довольно высокими стандартами в области образования и здравоохранения. Немудрено — разведанные там запасы нефти оценивались как вторые по величине в мире. При этом, американцы не просто решили посеять хаос и потом ловить рыбку в мутной воде, они действовали по конкретному плану. Помимо прочего, план предусматривал создание на руинах прежнего Ирака слабого псевдодемократического государства, которое было бы полностью лояльно Штатам и не угрожало Израилю: ту же схему, кстати, Запад использовал и в отношении других государств. Захват Ирака знаменовал собой начало реализации плана по созданию так называемого «Большого Ближнего Востока», предусматривавшего перекройку карты почти всего арабского региона, от Йемена до Марокко, и радикальное изменение границ государств для облегчения доступа к их национальным богатствам. В том числе — создание государства курдов и нескольких квазигосударств на территории Ирака, Ливии, Сирии и т. д. А постоянный представитель США при НАТО Кей Бейли Хатчисон цинично завила, что страны Альянса стремятся к тому, чтобы увеличить свое присутствие в Ираке. Она объяснила эту ситуацию тем, что они хотят «стабилизировать обстановку в этой стране». «Как известно, американский президент обратился к НАТО с просьбой о более активном участии в делах Ирака и Ближнего Востока. НАТО отвечает на это, и мы сейчас работает над наращиванием присутствия в Ираке совместно с международной коалицией против ИГ*», — заявила она. То, что, как правило, присутствие иностранных, а тем более американских, войск только все усугубляет, Хатчисон почему-то не сказала. Пока администрация стремится использовать Ирак как инструмент давления на Иран. Эксперты говорят о стратегии «направленного взрыва».
Трамп приказом убить генерала Сулеймани пытался ослабить влияние всех игроков, в особенности, Ирана и запустить процесс переформатирования региона. Но получил обратное: США подверглись серьезной критике мировых СМИ за очередное нарушение международного права. Их положение в регионе ухудшилось — и это точно. К тому же крупные региональные игроки − Иран, Турция, Саудовская Аравия, не сдают позиции. Ирак и Сирия стремятся усилить свой голос. Впрочем, нельзя исключить консолидацию региона в форме временных коалиций арабских стран со схожими интересами и культурно-религиозным сознанием. При этом США продолжат запускать негативную динамику развития региона. Зачем? Так легче управлять его развитием. Издание The Wall Street Journal подчеркивает, что Белый Дом старается усилить давление на Иран, избегая военной конфронтации. Ближневосточные игроки пересматривают свои стратегии, чтобы также избежать прямого столкновения с Америкой.Внерегиональные игроки (Китай, ЕС и Россия) пытаются не упустить инициативу играть роль постоянного посредника и активно участвовать в мирной трансформации региона. Они-то понимают, что важно урегулирование региональных конфликтов, за счет интересов всех участников, а не их разжигание в геостратегически важном регионе. Координация действий России с Китаем и ЕС на Ближнем Востоке была бы весьма уместна. 


Н.ГУЛИЕВ

.