Родительское отчуждение — синдром, который часто возникает при разводе и других семейных кризисах. При этом один из родителей предпринимает все, чтобы разрушить отношения детей со вторым родителем, демонизируя ее или его и подрывая авторитет. Иными словами, делается все для эмоционального отчуждения детей от партнера (зачастую уже бывшего). Подобное поведение приводит к разрушению эмоциональной связи между родителем и ребенком. Дети в результате могут начать избегать общения с отчужденным родителем по нелогичным, несуществующим или преувеличенным причинам.

Дженнифер Харман, социальный психолог из Университета штата Колорадо, опубликовала новое исследование на тему родительского отчуждения в журнале Children and Youth Services Review. В этой статье она описывает, как различаются тактики отцов и матерей в таком деструктивном процессе.

Харман уже давно изучает родительское отчуждение и его гендерные различия. В предыдущей работе она вместе с коллегами показала, что женщины более склонны к использованию косвенных стратегий отчуждения, в то время как отцы примерно в равных пропорциях пользовались как косвенными, так и прямыми стратегиями.

Под прямыми стратегиями понимаются ситуации, когда отчуждающий родитель не дает отчуждаемому провести достаточно времени с детьми, принимает односторонние решения о детях в обход судебных решений или блокирует их телефоны, чтобы второй родитель не мог им дозвониться. Косвенные методы — настраивание детей или других родственников против второго родителя, его прямые оскорбления при детях, попытки насильно сблизить ребенка с отчимом или мачехой, ложь о прошлом отчуждаемого родителя.

«Гендерные различия важны при оценке отчуждения, ведь когда специалисты по опекунству или другие люди вмешиваются в ситуацию в семье, чтобы понять, что происходит, им зачастую сложно определить, что происходит — насилие или отчуждение, — поясняет Харман. — Отчуждение трудно оценить, если оно косвенное. Такое поведение сложнее доказать и документировать».

В новом исследовании Харман вместе с двумя коллегами попыталась оценить масштабы распространения родительского отчуждения в Северной Америке. Опросы показали, что 32% канадских родителей и 35,5% родителей в США считают себя «жертвами отчуждения» со стороны нынешних или бывших партнеров. Почти 60% из столкнувшихся с манипулятивным отчуждением признали, что это негативно сказалось на отношениях с детьми.
 

.