Турция в ответ на санкции со стороны Вашингтона может поднять вопрос о закрытии авиабазы Инджирлик, которую эксплуатируют ВВС США. Об этом, как передает Anadolu, заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу.
«Члены конгресса США должны понять, что Анкаре нельзя навязать чужую волю», — сказал Чавушоглу. По его словам, помимо Инджирлика Турция может «поднять вопрос» базы Кюреджик, которая сейчас используется в системе ПРО НАТО. 
В сенате США, напомним, уже бьют тревогу: Турция перешла красную линию, когда приступила к испытанию зенитных комплексов С-400, приобретенных у России. Сенатор-демократ Кристофер Ван Холлен призвал администрацию Дональда Трампа ввести санкции против Турции, а Госдеп – поставить перед Анкарой вопрос о ее «новых нарушениях» в Сирии и «атаках на курдов». Такого рода заявления из Вашингтона зазвучали после того, как турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган не пошел на сделку с Трампом: 100 млрд. долларов в обмен на отказ от С-400. 
С другой стороны, Эрдоган не делал громких заявлений в адрес НАТО, подобных тем, что недавно прозвучали от президента Франции Эммануэля Макрона, поставившего альянсу диагноз «смерть мозга». Более того, недавно президент Турции пообещал урегулировать разногласия с другими странами НАТО по поводу использования С-400. 
Другое дело, Турция ведет собственную игру в рамках альянса, отмечают эксперты. Это далеко не первая перепалка Анкары с союзниками по Североатлантическому альянсу. Однако нынешний скандал выделяется на общем фоне. Во-первых, градус взаимного раздражения между Эрдоганом и лидерами стран — членов блока постоянно растет. А во-вторых, покупка военной техники у государства, которое многие в НАТО рассматривают как вероятного противника, — это лихо даже по меркам столь экспрессивного политика, как Эрдоган. 
Особой пикантности ситуации придает то, что нарастание конфликта между Анкарой и Брюсселем идет в год 65-летия присоединения Турции к альянсу. Членом НАТО Турция стала в 1952 году. На фоне остальных участников блока она всегда выглядела белой вороной — мусульманская страна, чья культура и географическое положение не позволяют однозначно признать ее частью западного мира. Но при этом Турция готова была стоять в авангарде защиты своих союзников. Речь идет о ее армии — второй по численности в альянсе. И, надо сказать, вооруженные силы Турции не только большие, но и неплохо подготовленные.
Напомним, что Германии пришлось отказаться от использования турецкой базы Инджирлик. Произошло это после того, как Анкара запретила немецким парламентариям встретиться с бойцами бундесвера, несущими службу на этой базе. Немецкую армию часто называют «парламентской», поскольку по закону отправлять военных за границу можно лишь с одобрения бундестага. В силу этих причин парламентарии чувствуют ответственность за военнослужащих и считают своей обязанностью навещать их. Неудивительно, что поведение Турции Берлин счел неприемлемым, после чего принял решение передислоцировать военных из Турции в Иорданию.
И это не первый раз, когда Инджирлик превращается в яблоко раздора в отношениях Анкары и НАТО. Трения вокруг использования этой базы для ударов по позициям ИГ возникали и с США. Как будут в дальнейшем складываться отношения Турции и НАТО? Скорее всего, плохо. До исключения из альянса в обозримой перспективе дело не дойдет, но поток взаимных претензий и упреков будет разрастаться. 
И последним, что реально вызывает недовольство НАТО, является сближение Турции и России. Совместные переговоры по Сирии, без НАТО, «Турецкий поток», который сильно бьет по планам США заставить ЕС покупать свой газ, а главное — планы о закупки противовоздушной системы С-400 злят Запад. Еще больше их злит чисто деловой подход к этому вопросу Эрдогана — не хотите, чтобы покупали у русских, дайте взамен бесплатно. А после того, как заставили покупать поляков «Пэтриоты», бесплатно давать их туркам нельзя.
В отличие от других стран блока, Турция вполне может обеспечить свою безопасность собственными силами, не делегируя эту обязанность США. Это позволяет Анкаре чувствовать себя довольно свободно и нарушать дисциплину без серьезных последствий. Кроме того, зная характер Эрдогана, можно с уверенностью сказать, что любые попытки давить на него окажутся контрпродуктивными. 


Р.ВЕЛИЕВ

.