Председатель Центробанка Азербайджана Эльман Рустамов за последние месяцы неоднократно говорил о том, что курс национальной валюты по отношению к доллару стабилен, а все разговоры об очередной девальвации не стоят и ломаного гроша.
Несмотря на то, что после известных обещаний главы ЦБ доверия к нему со стороны граждан вообще не осталось, тем не менее в этом он прав: на данный момент манат стабилен. Однако правы и граждане, наученные горьким опытом двух подряд девальваций, влияние которых они до сих пор ощущают. Ведь все знают, за счет чего обеспечивается стабильность маната .
Домашние хозяйства или семьи в Азербайджане пострадали от девальвации национальной валюты в 2015 году – их расходы превышали доходы за 2015-2017 гг.
По данным Госкомстата, в 2015 году общий размер остающихся в распоряжении домашних хозяйств доходов были ниже их расходов на 705 млн. манатов, в 2016 году – на 1 млрд. 224 млн. манатов, в 2017 году – 727,7 млн. манатов. Показатели национальных счетов за 2018 год пока не определены.
И вообще, есть ли в Азербайджане сфера, не пострадавшая от девальвации национальной валюты 2015 года? А потому Госкомстат не открыл Америки в связи с теми потерями, которые понесли домашнее хозяйство и в целом семьи.
Когда национальная валюта резко обесценивается, то жизнь начинает сильно дорожать. И именно это у нас произошло после девальвации. Доходы населения упали более чем наполовину. Да и экономика не выдержала этот натиск. Ну а банковский сектор и вовсе развалился, как карточный домик. То есть в принципе, домашнее хозяйство не могло не пострадать от экономического, финансового и банковского кризиса.
Как известно, многие домашние хозяйства, в частности, связанные с животноводством, не могли существовать без государственных дотаций или банковских кредитов. А после девальвации, как было отмечено, не в состоянии были инвестировать в эту область. К тому же «сгорели» все финансовые сбережения фермеров, накопленные за последние годы. Не на что стало даже закупать корм для скота. Все сельское хозяйство пришло в упадок. Только сейчас при помощи очередных государственных инвестиций селу постепенно удается встать на ноги.
Но все равно отголоски той девальвации проявляются во всем, причем не только в агропромышленном комплексе. Другими словами, госструктурам, включая Госкомстат, нужно не констатировать всем известные факты, а позаботиться о том, чтобы подобное впредь не повторилось. 
Сколько бы ни бравировал глава Центробанка нынешней стабильностью маната, угрозу девальвации полностью исключать нельзя. По крайней мере до тех пор, пока азербайджанская экономика сильно зависит от цен на нефть. Э.Рустамов сам не раз заявлял о том, что курс национальной валюты формируется в зависимости от нефтяной конъюнктуры. 
С другой стороны, многие международные рейтинговые агентства указывали на то, что ЦБ Азербайджана проводит валютные интервенции с целью сдерживания курса маната по отношению к ведущим валютам мира. И это невзирая на официальные заявления о том, что манат отпущен в свободное плавание.
А позволяют производить валютные интервенции нынешние цены на нефть и нефтедоллары, которые вновь стали поступать в страну. Фактически правительство вернулось к тому, с чего начало. А сколько было шума и оптимистических слов по поводу развития экономики и сдерживания курса национальной валюты вне зависимости от нефтяной цены! 
Так что нефтяная эра для некоторых азербайджанских чиновников вновь началась. Но чем она обернется в случае значительного снижения нефтяных тарифов , - не секрет. Мы все это уже проходили - снижение экономики, кризис банковского сектора, сокращение инвестиций, девальвация маната и очередной этап обнищания народа (в том числе и домашних хозяйств). В очередной раз наша страна этого уже не выдержит. 


А.МАМЕДОВ

.