Согласно последнему отчету Государственного комитета по статистике, число безработных на 1 мая текущего года составило 298 000 человек. И это притом, что решением главы государства число безработных, получающих единовременную выплату, в апреле – мае было доведено до 600 тыс. человек.
Госкомстат сообщает, что по предварительным данным, на 1 мая 2020 года в стране насчитывается до 5197,2 тыс. экономически активного населения, из них трудоустроено 4899,4 тыс. человек. Безработных, по официальной статистике, 298 000 (5197,2 – 4899,4). Численность работников на 1 апреля текущего года составила 1646,1 тыс. человек, в том числе в государственном секторе экономики трудятся 911,7 тыс., негосударственном — 734,4 тыс. человек. Из них 33,7 тыс. работают в нефтегазовом секторе, остальные 1612,4 тыс. – в неуглеводородных отраслях экономики.
По мнению независимых экспертов, Министерству труда и социальной защиты населения следует опубликовать точные данные по занятости и безработице, поскольку такая необходимость вытекает из растущей статистики официальных трудовых договоров. Отмечается, что процессы на рынке труда неоднозначны и вызваны карантинными мерами правительства. Ведь как сообщали ранее в Минтруда, число трудовых договоров, заключенных в частном секторе в январе-июне текущего года увеличилось на 110 тыс., достигнув 750 тыс. единиц. Таким образом, с начала этого года в сегменте официально заключенных в стране трудовых отношений наблюдается 17-процентный рост.
При этом, по данным профильного ведомства, упомянутые показатели являются следствием главным образом снижения доли теневой экономики, а также легализации неформальной занятости. В то же время, по свидетельству экономистов, рост трудовых договоров объясняется легализацией части трудовых отношений во время пандемии. По данным Минтруда, кстати, не опубликовавшего еще статистику зарегистрированных в центрах занятости безработных, в стране с начала года легализовано 110 тыс. нелегальных рабочих мест. Выход из «тени» части тружеников рассматривают как позитивную тенденцию в экономике, однако следует для начала подвергнуть анализу причины происходящего.
Независимые экономисты видят две основные причины увеличения числа трудовых контрактов. Такая тенденция обозначилась уже в первые месяцы карантина — в апреле и мае, когда обсуждалась реализация программы компенсации части заработной платы наемных работников. Вознамерившись воспользоваться этим, работодатели принялись регистрировать своих нелегальных работников. Однако они не смогли получить эти средства, поскольку последующим решением правительства компенсация части зарплат полагалась только применительно к части зарплат сотрудников, официально зарегистрированных до марта.
Другая причина роста трудовых договоров в том, что нелегальные работники не могли в период жесткого карантина зарегистрироваться в электронной системе İcaze.e-gov.az. А потому нуждающиеся в сотрудниках работодатели вынуждены оформлять трудовые отношения и получать пропуска для своих сотрудников. Это также поспособствовало легализации занятости. Как минимум, в силу приведенных обстоятельств сегодня мы наблюдаем положительную тенденцию легализации наемных работников, однако она кратковременна и неустойчива, считают в экспертных кругах, и все может вернуться на круги своя.
Ожидать длительного эффекта этих мер на легальную занятость не приходится, а потому Минтруда призывают поспешить с публикацией данных по занятости и безработице в стране. При этом прежде всего, говорят экономисты, следует обнародовать статистику безработных, зарегистрированных в центрах занятости в апреле, мае и июне. Однако в самом министерстве сдаваться не намерены. Здесь сообщили, что в период пандемии предпринимаются все меры для сохранения рабочих мест и заработной платы 1,665 млн. наемных работников, разрабатывается электронная система контроля над работодателями. А электронная система ежедневно контролирует работодателей, выискивая тех, кто расторгает трудовые договора во время карантина. Затем представители Госслужбы инспекции труда немедленно связываются с работодателями, чтобы узнать причину расторжения контракта с сотрудником. В случае неправомерного увольнения права трудящегося восстанавливаются, и с ним продлевается трудовой договор.
В то же время приходится слышать многочисленные жалобы граждан в соцсетях. Люди пишут, что хоть и числятся на своих рабочих местах, но зарплат и компенсаций не получают. При этом наличие активного трудового контракта лишает их даже выплаты по безработице в 190 манатов. Проще говоря, под нажимом министерства работодатели избегают самого факта расторжения трудового договора, а по сути иные официально оформленные труженики, с их же слов, испытывают финансовые сложности.


Т.САМОЙЛОВА

.