Сразу же после того, как тема "китайской вины в эпидемии коронавируса" стала доминировать в американском политическом дискурсе, мы предсказали, что это закончится санкциями США против КНР, и именно этот сценарий сейчас готовят высокопоставленные сенаторы и конгрессмены Республиканской партии США. Билль, который даст президенту возможность вводить санкции против Китая за эпидемию COVID-19, и у этого билля есть все шансы на то, чтобы пройти согласование в обеих палатах американского парламента.
Специализированное издание The Hill уточняет иезуитскую формулировку того, за что конкретно США собираются "наказывать" Китай:

"Сенаторы-республиканцы представили во вторник законопроект, позволяющий президенту Трампу налагать санкции на Китай за отказ сотрудничать в расследованиях происхождения коронавируса. "Билль об ответственности за COVID-19", внесенный сенатором Линдси Грэмом, уполномочит Трампа применять санкции против Китая, если страна не будет сотрудничать с расследованиями, проводимыми США, союзниками США или организациями, работающими под эгидой ООН".

Китай пытаются поставить в безвыходное положение. По плану авторов санкционного законопроекта, официальный Пекин должен выбрать между колоссальным национальным унижением в виде признания того, что США имеют право расследовать действия китайских властей, и активного сотрудничества с американскими следователями (и следователями американских стран-сателлитов вплоть до какой-нибудь Эстонии) — и сохранением национального достоинства, которое будет немедленно использоваться для введения санкций и заявлений о том, что, раз Пекин отказывается унижаться перед американскими следователями, то точно "скрывает правду".

Кстати, сама "правда" авторов санкционных мер вообще не интересует, как их не интересовала правда в контексте их усилий по введению "адских санкций" против России. Например, видный сенатор-республиканец Линдси Грэм является как автором нескольких антироссийских законопроектов, так и главным сторонником введения санкций против Китая, и если предположить, что в обоих случаях будет использован один и тот же стандарт, то никаких шансов избежать санкций у Пекина нет.

Единственное, на что может рассчитывать китайская дипломатия, — это убедить (с помощью прямых и косвенных угроз) администрацию Трампа в том, что введение наиболее жестких санкций — это плохая идея, то есть можно рассчитывать на то, что, как и в случае России, Вашингтон попробует применить все меры — за исключением тех, которые нанесут самой американской экономике серьезный ущерб.

Показательно, что сенаторы-республиканцы не скрывают: главной целью их законопроекта является ослабление главного элемента политической и управленческой системы КНР в лице Коммунистической партии Китая. Официальное заявление одного из авторов законопроекта не оставляет в этом сомнений: "Продолжающееся подавление правды со стороны Коммунистической партии Китая в условиях вспышки коронавируса не может остаться незамеченным. Этот закон уполномочит президента предпринимать соответствующие действия против правительства Китая, чтобы избежать повторения подобных вспышек в будущем".

Стоит также отметить, что, как и в случае антироссийских санкций, речь на самом деле идет не о том, чтобы расширить внешнеполитический арсенал американского президента (как это пытаются представить журналисты), а о том, чтобы фактически подтолкнуть Трампа к введению санкций в той или иной форме. Согласно законопроекту, сразу же после его вступления в силу для президента "включается счетчик" — и через 60 дней он должен или объявить конгрессу США, что Китай пошел на все возможные уступки (включая освобождение "политзаключенных"), или, наоборот, заявить конгрессу, что Китай не "прогнулся". Несмотря на то что законопроект при этом не требует от президента обязательно вводить санкции, с имиджевой точки зрения у президента не будет другого выхода, и в случае введения санкций законопроект обязывает его выбрать минимум две меры из заранее подготовленного списка.

В списке фигурируют такие меры, как "замораживание активов на некоторых китайских чиновников", "запрет на поездки и отзыв визы для некоторых китайских чиновников", "запрет на выдачу студенческих виз гражданам Китая", "запрет любым финансовым организациям Соединенных Штатов предоставлять кредиты или содействовать размещению ценных бумаг китайских компаний или компаний, подконтрольных КНР", предписание американским дипломатам голосовать против выделения средств МВФ и Всемирного банка китайским структурам и запрет на листинг на американских биржах китайских компаний или компаний, в которых есть китайские совладельцы.

Несложно заметить, что наиболее агрессивные из предложенных президенту США вариантов санкций — это копии "адских санкций" против России или аналоги санкций, которые уже введены против некоторых российских компаний. Личные санкции против конкретных китайских чиновников или бизнесменов вряд ли произведут на официальный Пекин хоть сколь-нибудь серьезное впечатление, а вот запрет на кредитование американскими банками китайских компаний и фактическое блокирование доступа китайских компаний (и даже компаний с китайским участием) на американский фондовый рынок, через который работает значительная часть мирового инвестиционного сообщества, — это уже заявки на то, чтобы нанести ведущим китайским компаниям вполне ощутимый (хотя и далеко не смертельный) экономический ущерб.

В законопроекте нет упоминания о таком популярном среди республиканцев способе мести Китаю, как дефолт по американским облигациям, которые КНР держит в своих валютных резервах, но это скорее не признак сдержанности авторов законопроекта, а техническая сложность: дефолт такого рода запрещен Конституцией США, и для того, чтобы обойти это ограничение, нужно время и креативная законотворческая работа. А санкционный набор из обсуждаемого билля уже вполне достаточен для того, чтобы развязать по-настоящему острый конфликт по линии Вашингтон — Пекин.

Судя по реакции китайской стороны на недавние антипекинские законопроекты, в том числе на законопроект, который позволит американским судам рассматривать иски против правительства КНР с целью взыскания компенсаций за эпидемию, авторов законопроектов ждут определенные неприятные последствия. Как подчеркивает один из экспертов, опрошенных государственным внешнеполитическим изданием Global Times, "мы не можем просто нанести символический ответный удар, но должны применить контрмеры, которые могут заставить их чувствовать боль".

Судя по тем предложениям, которые фигурируют в материале Global Times, суть ответных мер заключается в том, чтобы наказывать лишением китайских инвестиций (и потерей уже существующих на китайские деньги рабочих мест) те штаты, чьи представители в конгрессе и сенате продвигают антикитайские санкции. Это может оказаться очень эффективным подходом, особенно в условиях экономического кризиса, вызванного эпидемией, но все-таки сложно отделаться от ощущения, что это временная мера. Рано или поздно санкции начнет продвигать и вводить сам президент США — и тогда придется искать способ "сделать больно" всей президентской администрации и всем избирателям, а это значит, что развязывание тотальной санкционной войны — это просто вопрос времени и того, насколько быстро каждая из сторон успеет эффективно к ней подготовится. Американские политики, вероятно, считают, что на фоне экономического кризиса никто и не заметит дополнительных проблем, вызванных полным или частичным разрывом производственных и финансовых связей с Китаем, но это ошибочное ожидание. Вашингтон привык думать о себе как о центре вселенной и воспринимать указы президента США как некую волшебную палочку, но проблема в том, что у санкционной политики есть серьезное ограничение: президент США может ввести санкции против Китая, России или Марса. Однако в случае ответного китайского эмбарго, например на базовые медикаменты (которые США уже разучились производить), в США возникнут проблемы, к решению которых вашингтонская политическая элита еще явно не готова.

Иван Данилов(риа новости)

.