По официальным данным, среднемесячная заработная плата азербайджанцев в годовом исчислении понизилась на 3%, опустившись в январе сего года за психологический рубеж в 700 манатов. Средняя зарплата в стране составила 690,9 манатов, или 406,4 долларов. 
Пандемия коронавируса сильно сказалась на рынке труда. Строгие карантинные меры правительства, помноженные на периодический запрет работы субъектов предпринимательства, привели к серьезным модификациям сферы занятости, не поддающейся охвату статистики из-за масштабной площади тени.
Оформленные трудовые отношения в масштабах страны имеют 1 млн. 684,4 тыс. человек, остальные же свыше 4 млн. граждан работают на неофициальном рынке труда. К слову сказать, число заключенных трудовых контрактов увеличилось за год на 43,4 тыс., или 2,6%. При этом в течение января число работников по найму в Азербайджане снизилось на 7,4 тыс. человек.
Средняя зарплата за минувший год значится на уровне 702 манатов и с этой точки зрения упомянутый социально значимый показатель понизился на 3%. Но если сравнивать с уровнем зарплат в январе – марте (до начала карантинных мероприятий) в 744,5 манатов, экономисты констатируют не в пример более значительное снижение.. Впрочем, отрицательные тенденции в динамике зарплат началось уже с апреля прошлого года – на это указывает анализ официальных данных.
По состоянию на июнь средняя зарплата по стране уменьшилась до 720 манатов, сократившись за первые шесть месяцев минувшего года на 23%, или 24 маната 50 гяпиков. В последующие месяцы спад продолжился. К сентябрю упомянутый показатель составил 706,6 манатов, а под занавес года уменьшился до 702 манатов. Таким образом, среднемесячная заработная плата в первом квартале минувшего года увеличилась по сравнению с позапрошлым годом, но следующие девять месяцев устойчиво понижалась.
Между тем известно, что средняя номинальная зарплата слабо отражает реальную картину доходов граждан. К тому же совсем недавно в обиходе Министерства труда и социальной защиты населения появился другой, более точный показатель медианной заработной платы. Она, утверждают в Минтруда, составила за три года 343 маната. И хотя медианная зарплата считается более точным показателем, чем средняя зарплата, которая высчитывается, условно говоря, путем сложения доходов олигарха и уборщицы, каких-либо данных о динамике усредненных зарплат во время пандемии статистикой не приводится.
За таким не обнадеживающим показателем, как падение номинальных зарплат, лежит серьезная проблема. Люди, работающие по найму, далеко не поровну разделили последствия пандемии коронавируса и введенных локдаунов: самый сильный удар пришелся по тем, кому платили мало. Но как в реальности обстояла зарплата низкооплачиваемых наемных тружеников, сказать затруднительно – этому мешает отсутствие динамики более адекватного показателя медианных зарплат, а также серьезный пласт неформального рынка труда, исключающий из данных статистики миллионы «теневых» работников.
Та же проблема с динамикой сокращений. Стоит полагать, что активнее всего работников сокращали предприятия сферы услуг и малый бизнес. Как правило, именно они массово нанимают людей на небольшие зарплаты без оформления трудовых отношений. При этом низкооплачиваемые работники более уязвимы перед пандемией коронавируса. Такие люди чаще трудятся в пострадавших секторах, например, сферах общественного питания, развлечений или розничной торговли, и чаще работают в малом бизнесе.
В целом же получается, что последствия локдауна особенно сильно ударили по работникам с низкими зарплатами, они же лишены компенсаций, находясь вне формата официальных трудовых отношений.

Т.САМОЙЛОВА
.