Внешняя торговля – основа современной экономики Азербайджана. Крупнейшие мировые экономики - Германия и Китай - тоже в немалой степени зависят от экспорта. Но вся суть заключается в том, что у Азербайджана экспорт довольно специфичен. Он состоит практически полностью из одного ресурса или же одной группы ресурсов (в отличие от тех же Германии и Китая, которые экспортируют можно сказать почти всю товарную номенклатуру). Конечно, сравнивать Азербайджан с развитыми государствами было бы неверно. Тем не менее, это не отрицает наличия проблемы. И вот на днях Государственный таможенный комитет поделился данными о внешней торговле по итогам 2019 года. Согласно этим данным, доля нефти, нефтепродуктов, природного газа и электричества в экспорте составила 90,25%. По итогам 2018 года данная цифра составляла 91,51%. В принципе, как мы можем видеть, доля топливно-энергетического комплекса снизилась на 1,26%. Иными словами, выросла доля т.н. «ненефтяного экспорта» (хотя под этим нередко подразумеваются очень близкие к нефтяной отрасли сферы. Ведь недаром доля SOCAR в ненефтяном экспорте составляет чуть ли не 15-20%). В определенной степени, это можно видеть и по товарной номенклатуре. Если в 2018 году мы экспортировали 3088 наименований товаров, то в 2019 году уже 3124. Вместе с тем это никак не сравнится с 7,5 тысяч наименований импорта. И плюс ко всему в экономике снижение на 1% при экспорте в 19,5 млрд. долларов фактически ничего не значит. Такими темпами мы избавимся от нефтяной зависимости в экспорте лишь через лет 30. А это уже не столь хорошо.
Теперь подробнее о внешней торговле в 2019 году. После бурного роста внешней торговли в 2018 году, в основном за счет цен на нефть, в 2019 году такого не наблюдается. По данным ГТК разница составила по экспорту лишь 177 млн. долларов. А вот с импортом ситуация неоднозначна. За 2019 году импорт вырос на 2,2 млрд. долларов. Как итог положительное сальдо внешней торговли снизилось также на 2 млрд. долларов. При этом доля импорта во внешней торговле также выросла с 37 до 41%. Зато увеличились поступления в государственный бюджет – 4,4 млрд. манатов против 3,4 млрд. годом ранее. Конечно же, рост доходов бюджета – это хорошо, но стоит понимать, что поступления в бюджет формируются за счет импорта, в частности цены импортируемых товаров. Чем выше цена и чем больше импорт, тем больше будут поступления по линии ГТК в бюджет. Вроде бы последние годы у нас нередко говорился о своеобразном импортозамещении. Если судить по данным об импорте, то оно видимо откладывается.
География же внешней торговли по итогам 2019 года в сравнении с 2018 годом расширилась на 10 стран со 185 до 195. При этом ряд стран исчезли из нашей географии внешней торговли (Андорра, Французская Гвиана и т.д.). Зато добавились следующие страны: Багамские острова, Бурунди, Бутан, Джибути, Французская Полинезия, Гаити, Конго (Киншаса), Гамбия, Гайана, Гренада, Гвинея и т.д. Среди новых торговых партнеров оказались даже Токелау (Новая Зеландия) и Тувалу. Просматривая структуру нашей торговли с территорией, расположенной на трех атоллах (Токелау) и с населением в 1,5 тысячи человек, выясняется, что мы импортировали оттуда 20 распределителей и катушек зажигания, 1 маховик и 10 кг изделий из вулканизированной резины. Возникает лишь вопрос, зачем мы это импортировали с атолла в Океании? Неужто ближе не нашлось? Или кто-то решил попрактиковать свои познания в географии?
Наряду с ростом числа торговых партнеров, выросло и число лиц, участвующих во внешней торговле. Если в 2018 году в различных внешнеторговых операциях принимали участие 25,1 тыс. физических и, юридических лиц, то в 2019 году уже 44,5 тыс. Наибольший рост, конечно же, был зафиксирован по физическим лицам – с 17,7 до 35,6 тыс. человек. Это скорее всего является как результатом обеления таможенных операций, так и большей предопределенностью (то есть в плане оформления и т.п., то есть снижения различных коррупционных препятствий). Правда, с другой стороны, стоит понимать, что рост, видимо, связан с импортом. В экспорте все еще представлены в основном крупные компании и государство (кстати число госкомпаний и структур тоже выросло с 254 до 293).
В целом, ситуация во внешней торговле остается стабильной. Азербайджан экспортирует в основном товары топливно-энергетического комплекса. А т.н. «ненефтяной сектор» большей частью состоит из фруктов, овощей, чая, сахара и т.п. Импортируем же мы практически все оборудование, и с каждым годом растет доля продовольствия в импорте. Сомнительно, чтобы последнее происходило от хорошей жизни. Видимо, сельское хозяйство в стране как-то странно построено, раз растет импорт мяса, в 1,5 раза вырос импорт зерна, риса и многого другого. Мы все еще по внешней торговле являемся ресурсной страной. То есть все потуги правительства по стимулированию «ненефтяного сектора» в лучшем случае выражаются в экспорте гранатового сока вместо граната или расширении производства вина. А это уж никак не может сформировать экономику и изменить структуру нашего экспорта. Поэтому возникает вопрос: как долго Азербайджан будет сырьевой страной?


Т.МАШАЛЛЫ

.