Когда в Азербайджане говорят о ненефтяной промышленности, обычно подразумевают все отрасли производства, за исключением непосредственно связанных с топливно-энергетическим сектором. По большей части это легкая и пищевая промышленность, но изредка и у нас попадаются примеры отраслей с более высокой добавленной стоимостью. Среди них можно выделить производство специализированной техники для строительства и сельского хозяйства.
С недавних пор на Гянджинском автомобильном заводе производятся (точнее было бы сказать - собираются) тракторы. Более или менее нормальное производство было налажено в 2017 году. Формально производство существует с 2007 года, но таковым назвать его довольно сложно. В год производилось 400-500 тракторов. В 2015-2016 годах производство дошло до 1000 штук, и в 2017 году превысило 1400 штук. Если в 2017 году было произведено 1421 трактор, то в 2018 году снизилось до 1303, а в 2019 году вовсе до 905 штук. Так что же послужило основой для снижения?
Несмотря на то, что это тяжелая промышленность, в Азербайджане она построена своеобразна. Точнее, если рассмотрим производство в 2017 году (когда было достигнуто максимальное производство), то возникнет ощущение того, что у нас не только сельское хозяйство имеет сезонный характер, но и производство тракторов. Так, в январе и феврале 2017 года не было произведено ни одного трактора, а вот в апреле-июне производилось по 200 в месяц. А в 2018 году почему-то не было произведено ни одного трактора в ноябре, хотя годом ранее было произведено 204 штуки. Точнее, возникает ощущение не только сезонности, но и того, что завод работал чисто по заказам, как среднестатистический цех где-нибудь на бакинской периферии: когда есть заказы, то собирали, а при их отсутствии - бездействовали. Это довольно странный принцип для завода.
Тем не менее, на днях выяснилось, что уже третий месяц подряд завод фактически бездействует. Так, из официальной статистики выяснилось, что в январе 2020 года завод не произвел ни одного трактора. Углубляясь в статистику, выясняется, что в декабре было произведено всего четыре трактора, а в ноябре лишь два. При этом падение производства началось с мая 2019 года. В мае было произведено 180 тракторов, а уже в июне 116, и таким образом скатилось до 13 штук в октябре. Хотя 2019 год начинался вроде даже позитивно – 188 штук в январе, и при этом все были распроданы. А завершился год с падением в 30%. Так за весь год было произведено 905 штук. Продано было 616, а на складах осталось 289 тракторов. В январе текущего года было продано лишь 3 штуки.
Одно из СМИ рискнуло предположить, что это связано с изменением системы продажи сельскохозяйственной техники. Раньше фермеры подавали запросы в «Агролизинг» на получение техники, и уже государственный «Агролизинг” сам закупал технику и передавал их фермерам по льготным условиям. В настоящее время система изменилась, и теперь фермеры сами решают, какая техника им нужна и обращаются уже в аграрный кредитный фонд лишь за средствами по факту покупки. Поэтому якобы фермеры стали делать выбор в пользу иностранной техники.
Но в данном случае стоит понимать, что реальность немного иная. В 2018 году в Азербайджане было произведено 1303 трактора, а импортировано 703. Иными словами, совокупная потребность в тракторах составила 2 тысячи штук. А в 2019 году мы импортировали 3218 тракторов. Иными словами, совокупная потребность возросла вдвое. В таких условиях основным приоритетом обычно бывает соотношение цены и качества. Собираемые на Гянджинским автозаводе тракторы были не какой-то новинкой от местных, а просто белорусскими тракторами. Последние и так закупаются. И вроде своим качеством не так уж и сильно отличаются от многих других. И при росте потребности, любое более или менее нормально построенное производство обратило бы на себя внимание.
Но тут суть в другом. Гянджинский автомобильный завод, кажется, сам не особо заинтересован в расширении производства. При изменении системы им стало необходимо налаживать постоянное производство. А проблемой постоянного производства является поиск заказчиков. А вот этим они заниматься уж точно не хотят. Им нужны какие-то гарантированные контракты, по которым они могут продавать. А в остальном их не особо интересует производство. Вообще пока еще за всю современную историю данного завода, кроме тракторов больше ни одно производство там не задержалось более одного сезона. Они брались за все, что угодно (от легковых до кранов), но все это им надоедало, когда следовало искать покупателей как внутри, так и за пределами страны. Поэтому они даже не удосужились в свое время выложить скорректированный отчет в официальной прессе.
Поэтому возникает вопрос: неужели на 4-5 тысячном рынке тракторов не нашлось места для местного производителя? Естественно оно есть, просто никто этим заниматься не хочет. Не удивимся, узнав о том, что и иностранные трактора продаются через те же компании, которые входят в единую структуру с заводом. В Азербайджане попросту отсутствуют стимулы для производства, и вообще какое-либо желание производить (так как такой цели даже не ставится. Предприниматели всегда выбирают наиболее простой способ заработать, но в данном случае государство могло хоть как-то развить регион, стимулировать создание инфраструктуры, что в итоге просто вынудило бы производить новые трактора. Пока еще этого нет). В итоге практически любой новый завод либо закрывается через пару месяцев, либо значительно сокращает свое производство. Тем временем в соседней Грузии в рамках борьбы с новым коронавирусом уже запускается два предприятия по производству медицинских масок, а в Азербайджане еще не могут обеспечить масками даже аптеки…


Т.МАШАЛЛЫ

.