Серж Саргсян заявил о применении армянской стороной во время 44-дневной войны ОТРК «Искандер».
B интервью телеканалу «Армньюз» третий президент Армении сказал, что не согласен с заявлениями о том, что «Искандер» не был применен армянской стороной.
«Я не согласен с заявлениями о том, что «Искандер» не был применен армянской стороной. У меня есть достоверная информация о том, что «Искандер» был применен в последний период войны, а более конкретно - в направлении Шуши», - заявил он.
Он сказал, что ракеты были выпущены по Шуше после после освобождения города Азербайджанской Армией.
Не нанесение ударов ОТРК «Искандер» в ходе войны по азербайджанским территориям Саргсян связал с возможностью ответных ударов.
«В случае ударов, возможно, противоположная сторона дала бы ответный удар. Возможно, это произошло из-за страха ответного удара. «Искандер» надо было применить уже на 4-5 день войны, когда Азербайджан сконцентрировал огромное количество живой силы и техники в Горадизе и по другим направлениям», - сказал он.
При этом Саргсян не согласился с мнениями о том, что другие вооружения армянской стороны не применялись по территории Азербайджана.
Он признал, что ракетные и артиллерийские удары по городу Гянджа и другим населенным пунктам, расположенным далеко от прифронтовой зоны Азербайджана, были нанесены целенаправленно, гражданское население было взято под прицел.
«Помните, один гордец заявлял, что он дал приказ «разнести» аэропорт Кировабада (Гянджа – ред.)», - сказал он, напомнив, что огонь был открыт по жилому кварталу города, а не по военному объекту.
Экс-президент назвал это «большой глупостью» и пояснил, что после этого обстреливались Ханкенди и Ходжавенд: «Я не говорю, что до этого Степанакерт (Ханкенди – ред.) не обстреливался. Но огонь велся по двум целям: штабу Армии обороны и электростанции», - сказал он.
Вновь подчеркнув, что «Искандер» нужно было применить, Саргсян отметил, что в первую очередь, надо было стрелять по нефте- и газопроводу. «Для чего же мы приобрели «Искандеры»? Для чего привезли? Чтобы в нужный момент не применять?», - задался он вопросами. При этом экс-президент отметил, что вряд ли была договоренность не применять этот вид оружия.
«Мы- единственные, кому наш союзник предоставил такое оружие. И не применить его?... Я не понимаю», - сказал он.

.