Правительство довольно часто говорит о ненефтяном секторе. Постоянно высказываются различные цифры по росту ненефтяного производства и оборота. Но в большинстве случаев т.н. ненефтяной сектор – это не какая-либо отрасль промышленности, а сельское хозяйство или в самом лучшем случае агропромышленный сектор. Даже открытие карбамидного завода (вроде отрасли химической промышленности) связано с развитием сельского хозяйства. Иными словами, развитие сельского хозяйства в настоящее время есть фактически единственное направление экономики, если не считать доходы от нефтегазового сектора. Соответственно итоги 2019 года в этой сфере очень важны.
Согласно официальным данным, совокупный объем сельскохозяйственной продукции по итогам 2019 года составил 7,8 млрд. манатов (рост на 7,2%), из которых 4 млрд. манатов пришлось на животноводство (лишь на 3,5%) и 3,7 млрд. на растениеводство (рост на 11,7%). Больше всего, кстати, правительством стимулируется растениеводство в ущерб животноводству. Как итог доля животноводства за год упало с 54,6% до 52,1%. Одновременно возрос импорт мяса и иной животноводческой продукции. 
Но видимо последнее правительство не особо интересует, когда можно отчитаться о довольно высоких показателях. К примеру, вырос сбор зерновых, картофеля (впервые преодолели отметку в 1 млн. тонн), бахчевых культур (после падения в 2018 году), фруктов, винограда и чая. При этом впервые, наверное, за последнее время рост совпадал также с ростом урожайности. К примеру, по зерну выяснилось, что площади сократились, зато урожай вырос. Видимо впервые у нас решили обратить внимание на интенсивное развитие. Даже в начале года на одном из заседаний правительства было указано, что двое глав исполнительной власти были уволены именно за чрезвычайно низкие показатели урожайности по хлопку. Только стало непонятно, неужели глава исполнительной власти (вне зависимости от его личности и дел) отвечает за урожайность сельского хозяйства? С каких пор у нас местные органы исполнительной власти вместо выполнения прямых функций (то есть деятельности госструктур на местах, обеспечение взаимодействия государства и населения и т.п.) отвечают еще за развитие сельского хозяйства? При этом стоит понимать, что у нас распределение кредитов и льгот обычно происходит централизованным путем. 
Возвращаясь к растениеводству, стоит отметить, что снижение было зафиксировано по табаку и сахарной свекле. Последнее вообще в настоящее время столкнулось с проблемой. Как известно на днях было сообщено о том, что 500 работников Имишлинского сахарного завода были сокращены. Согласно заявлению завода, в связи с ввозом сахарного песка и рафинада из России и Украины, цены внутри страны упали до такого уровня, что заводу работать просто невыгодно. И это на фоне новости о том, что в Азербайджане собираются открыть второй сахарный завод. При этом предприятие сообщает, что они даже вложили несколько миллионов долларов инвестиций в снижение цены, но желаемого результата достигнуть не удалось. Поэтому последние 3 года они работают в убыток и рабочим оплачивают лишь необходимые по законодательству выплаты. На большее они не способны и видимо в 2020 году будут работать только лишь осенью в момент сбора сахарной свеклы. Иными словами, стоит ожидать, что сбор сахарной свеклы в 2020 году также снизится. В принципе, по большей части даже ее сбор у нас был простой формальностью, Азербайджан долгое время зарабатывал на транзите сахара, которое по какой-то неясной причине записывалось в местное производство. В настоящее время конкурировать на рынке транзита оказалось тяжело, и они решили уделить время реальному местному производству. А тут дела оказались не так уж и хороши. Во-первых, обороты не те, а во-вторых, у нас рынка сырья как такового нет. За последние 10 лет никто (даже само предприятие) не уделил особого внимания его формированию. Как итог - сейчас работники столкнулись с сокращением. 
В животноводстве в целом дела не совсем хороши. Уже долгое время в Азербайджане сокращается поголовье скота. Пока детальных данных по всему сельскому хозяйству нет, и мы можем оперировать лишь итоговыми данными по производству. Несмотря на рост местного производства мяса с 556 до 573 тысяч тонн. При росте производства на 16 тысяч тонн, импорт также вырос на 4 тысячи тонны. Как можно понять, уже 10% рынка полностью приходится на импорт. Сколько в реальности – остается догадываться (импорт осуществляется в различной форме и если учесть, что и скот у нас импортируется, то проблемы в этой сфере у нас большие). В остальной животноводческой продукции тенденции те же самые (начиная от яиц, завершая даже маслом). 
В целом, есть позитивные тенденции, которые отражает официальная статистика. Но одновременно есть и негативные тенденции. К примеру, в этой отрасли мы очень сильно зависим от импорта. Если это явно и не ощущается по статистике, но в большинстве случаев (от семян до удобрений) мы зависим от импорта, а в некоторых случаях у нас проблемы с самой инфраструктурой (устаревшая система мелиорации, огромное количество испорченных земель и т.д.). И даже в таком случае самое большее, что дает сельское хозяйство – это около 8 млрд. манатов. Вместе с АПК это делает не более 15-20 млрд. манатов. В итоге вся экономика Азербайджана состоит из нефтянки и агропрома. Иных отраслей пока не видно и видимо не предвидится. И агропром точно не сможет заменить нефтянку в плане доходности. Что планируется делать дальше непонятно. Пока что правительство лишь строчит победные реляции об агропроме.


Т.МАШАЛЛЫ

.