Официальные источники заявляют, что бюджет текущего года - самый большой прогнозируемый бюджет Азербайджана после восстановления независимости. Кстати, на это обстоятельство указывал глава Счетной Палаты Вугар Гюльмамедов, отметив, что в текущем году нефтяные доходы государственной казны значительно увеличились.
Словом, по официальным оценкам главный финансовый документ этого года является самым большим в истории нашей страны, однако независимых экспертов не устраивает сам подход к сравнению бюджетов этого и предыдущих лет. Скажем, по мнению экономиста Ровшана Агаева, для политиков нормально использовать цифры и факты, однако важно, чтобы их экономические советники также учитывали возможные контраргументы.
По мнению экономиста, сравнивать номинальные экономические показатели со значениями 20 - 30-летней давности сложно. В целом же это, конечно, можно сделать гипотетически, но при условии теоретической стабильности цен, отсутствия инфляционных процессов и неизменной покупательной способности национальной валюты.
«При этом основным аргументом, который используют независимые экономисты, становятся именно расчеты в долларах. Например, до девальвации маната самый большой государственный бюджет Азербайджана был зафиксирован в 2013 году - государственная казна составила 19,2 млрд. манатов, или 24,3 млрд. долларов по валютному курсу того времени. При текущем уровне валютного курса бюджет не превышает 15,8 млрд. долларов, таким образом, государственный бюджет семилетней давности на 35% больше бюджета 2020 года».
Однако сравнения номинальной стоимости маната к доллару не всегда соответствуют изменениям в покупательной способности национальной валюты. Скажем, в 2015-2020 гг. манат упал к доллару более чем вдвое, однако это вовсе не означает снижения покупательной способности национальной валюты на упомянутом уровне, считает Агаев. Иными словами, девальвационные изменения не всегда совпадают с реальной оценкой денежной единицы к стоимости потребительской корзины. «Покупательная способность доллара за последние 15 лет понизилась почти на 50% в контексте стоимости основных продуктов потребительской корзины», - отметил он.
Таким образом, говоря о бюджетных показателях, на взгляд экономиста, следует учитывать покупательную способность национальной валюты, исходя из двух основных способов ее измерения. Во-первых, это изменения в покупательной способности нашей валюты, скажем, за 2013-2020 годы с учетом дефлятора ВВП и потребительской корзины товаров и услуг. Во-вторых, необходимо оценить изменения в покупательной способности маната за отчетный период времени применительно к наиболее важным позициям потребительской корзины с учетом потребительских цен.
Он также отметил, что, номинальный ВВП, к которому апеллируют в своих заявлениях правительственные чиновники, также не раскрывает реального состояния экономики, а для сравнительных оценок можно было апеллировать к более объективным показателям. Номинальный ВВП подсчитывается в фактически сложившихся на рынке ценах отчетного года, но если учесть высокую инфляцию предыдущих лет, этот показатель не может служить для оценки роста реального объема производства.
Кстати, похожие подходы используют наши государственные чиновники при сравнении такого макроэкономического показателя, как ВВП страны. Так, сообщалось, что показатель номинального валового внутреннего продукта увеличился с 54 млрд. манатов в 2015 году до 80 млрд. манатов в 2018 году. Однако независимые эксперты поспешили напомнить, что увеличение номинального ВВП, выраженного в сложившихся ценах минувшего года, не отражает реального экономического роста. Ведь объемы прироста номинального ВВП представляют собой макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех услуг и товаров, выпущенных за три года на территории страны. 
И даже не смыслящий в экономике обыватель понимает, что если подсчитать содержимое его холодильника по текущим ценам, стоимость продуктов будет значительно выше, чем три года назад. Ведь за это время цены серьезно выросли. При этом увеличение суммы затраченных денег совсем не означает, что продуктов в холодильнике больше или качество их улучшилось, поскольку в данном случае мы подсчитываем их общую рыночную стоимость и только. А чтобы ответить на вопрос — стало ли продуктов больше, а жить лучше, требуются более детальные подсчеты.


Т.САМОЙЛОВА

.