Впервые с ноября 2019 года цена фьючерсов на североморскую нефтяную смесь Brent опустилась ниже отметки 60 долларов за баррель. А причиной столь стремительного падения стали не спекуляции на нефтяном рынке, не интриги ОПЕК и даже не геополитические события в мире, которые, несомненно, тоже влияют на рынок цен, а опасения из-за вспышки коронавируса в Китае – стране, которая является самым крупным (после США) импортером нефти.
Как видим, запаса прочности в нефтяных тарифах - как не было, так и нет. Сдержать стабильность цен не помогают ни соглашения по сокращению добычи в рамках ОПЕК+, ни недавние события на Ближнем Востоке и Иране, после которых цена нефти резко взлетела. Нефтяной рынок остается нестабильным. Может быть, именно с этим связан неутешительный прогноз главы ВР о перспективах нефтяных котировок.
Глобальный спрос на нефть будет постепенно сокращаться, уступая место газу и другим источникам энергии. А на фоне роста добычи в США это сделает маловероятным повторение циклов, когда цены нефти достигали 100 долларов за баррель и даже превышали этот уровень. 
Такое мнение в интервью ТАСС на полях Всемирного экономического форума в Давосе высказал глава ВР Роберт Дадли, который в конце марта покинет компанию.
"Использование нефти и угля будет со временем сокращаться. Безусловно, нефть еще много десятилетий будет использоваться в нефтехимии. Но в производстве электроэнергии будет происходить постепенное замещение нефти газом и другими источниками энергии", - убежден он. 
По мнению Дадли, "сокращение глобального спроса на нефть будет иметь место уже в этом столетии". При этом в отдельных странах падение спроса может быть значительным в случае введения ограничений на использование двигателей внутреннего сгорания.
Высокая волатильность цен на нефть маловероятна также из-за появления третьего игрока на рынке нефти - США. Возможность стремительного увеличения добычи американскими компаниями практически исключает вероятность возникновения дефицита нефти где-либо в мире, так как американские компании "могут легко его заполнить", считает Дадли.
США создали ценовой демпфер на рынке нефти, от чего цены теперь не будут колебаться так сильно, как в прежние времена, полагает он.
По словам главы BP, из-за большого внимания мировой общественности к вопросу о воздействии нефтяных проектов на экологию усилится и давление на бизнес добывающих компаний. ESG рейтинги (независимые рейтинги, оценивающие деятельность промышленных компаний по трем факторам воздействия: окружающая среда, социальная сфера и управление) уже сегодня затрудняют привлечение финансирования для таких проектов, хотя, по мнению Дадли, такой подход является "слишком упрощенным". 
"Да, европейские и некоторые американские компании страдают от этого явления", - сказал он.
Введение запретов на нефтяные проекты, о чем много говорили в Давосе, не решит проблему снижения вредных выбросов, считает глава ВР. Население Земли в ближайшие 20 лет, по прогнозу ООН, увеличится еще на 2 млрд. человек, что эквивалентно появлению еще одного Китая и США на планете, и миру понадобится энергия. Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) сейчас обеспечивают только 3-4% всей потребности. Эти вызовы изменят облик отрасли уже в ближайшие 10 лет и превратят сегодняшних нефтяников в многопрофильные энергетические компании, которые будут много вкладывать в технологии и проекты, которые сегодня не так рентабельны, как нефть и газ, но позволяют минимизировать воздействие на окружающую среду, уверен он.
Для справки: ВР - одна из крупнейших в мире нефтегазовых компаний - диверсифицировала свой бизнес за счет включения ВИЭ-проектов. Дадли проработал в ВР 40 лет, 10 из которых руководил компанией. 31 марта он покинет ВР и займется общественной деятельностью в сфере климата. Он также продолжит работу в совете директоров "Роснефти", в которой ВР владеет 19,75%.
Что ж, хотя утверждения Р.Дадли трудно опровергнуть, тем не менее он не сказал ничего нового. Дело в том, что после нефтяного облава в 2015 году и всех последующих перипетий стало ясно, что ждать стоимости нефти в 100 долларов за баррель (а тем более в 120 долларов, как это было 2008 году), - бессмысленно.
Нынешняя ситуация в мире и нефтяная конъюнктура подтверждают наши предположения. Повторимся: даже такое стратегическое нефтяное соглашение, как ОПЕК+, не в силах довести цену до 100 долларов за баррель. Многие уверены, что пока цены будут держаться на уровне 55-60 долларов. Хуже того, никто не исключает, что нефтяной сделки в рамках ОПЕК+ может быть положен конец. Причем для таких предположений имеются серьезные основания.
Как признался недавно министр энергетики России Александр Новак, это соглашение в той или иной мере мешает разработке Россией новых нефтяных месторождений. 
У других стран-участниц соглашения имеются свои соображения насчет необходимости сорвать сделку. Кстати, Саудовская Аравия и без того не раз нарушала соглашение, увеличивая добычу нефти, в том числе и по требованию американцев. Другими словами, нет никаких предпосылок для резкого роста нефтяных цен. Нет даже уверенности в стабильности нынешних цен. О какой цене в 100 долларов за баррель может идти речь в сегодняшних условиях, если существует серьезная вероятность снижения нефтяных котировок?
Глава ВР совсем не зря упомянул США как страну, которая будет исключать возникновение любого дефицита нефти. Ради установления монополизма в сфере экспорта сланцевой нефти американцы не позволят довести цену на нефть до 100 долларов. И это, конечно, сократит спрос на «черное золото», что в конечном итоге отразится на ее цене.
С другой стороны, прогноз главы ВР звучит как предупреждение в первую очередь для стран-экспортеров нефти, многие из которых, невзирая на очевидность завершения нефтяной эпохи, продолжают формировать свои экономики с оглядкой на нефтяную цену. Роберт Дадли тоже осознает, что из нефтяного кризиса 2015 года, отголоски которого доносятся до сих пор, уроки, увы, извлекли не все...


А.ШАХВЕРДИЕВ

.