Мы нередко слышим от правительства реляции на тему роста заработной платы. Особенно часто об этом стали говорить в последние месяцы. Связано это с тем, что, согласно официальным данным, растет не только заработная плата, но и снижается уровень инфляции. А это стимулирует чиновников говорить о том, что доходы населения растут. Но тут следует учесть несколько важных моментов.
В первую очередь, в настоящее время уровень ежемесячной средней номинальной заработной платы по стране составляет 587,7 манатов. В свое время до девальвации данный показатель был равен 444,3 манатам. И вроде логично можно увидеть, что разница составляет 32%, то есть за 4,5 года средняя зарплата в стране возросла на 32%. Но не все так просто. Как мы знаем, в 2015 году произошла девальвация (и даже две!). В результате соотношение курса маната по отношению к доллару упал более чем в 2 раза. И в настоящее время разница составляет двукратная. Соответственно если мы переведем указанные цифры в доллары, то у нас получится 566 и 345 долларов соответственно. Иными словами, тут наоборот наблюдается снижение на 40%. Поэтому в свое время из государства-лидера на Южном Кавказе по уровню доходов, мы превратились в государство-аутсайдера. И лишь недавние меры по повышению минимальной заработной платы, по логике должны кое-как решить данную проблему.
Конечно же, в принципе, мы могли бы на этом остановиться и сообщить, что заработная плата в реальности упала на 40%, а не повысилась на 32%. Но суть в том, что официальной денежной единицей в Азербайджане является все-таки манат, а не доллар. Поэтому сравнение с долларом – это лишь для упрощения сравнения стран на международном рынке, а не для выявления роста или падения уровня доходов. Все-таки с падением маната, снижается стоимость и местной продукции. А Азербайджан все еще кое-как обеспечивает себя значительной частью сырой продовольственной продукции (а на продовольствие приходится более 50% расходов населения). Поэтому в немалой степени важны и показатели в манатах.
Чтобы более или менее верно скоординировать соответствующие показатели, экономисты пользуются «реальными» показателями. Суть заключается в том, что вышеуказанные цифры – это номинальные показатели. Они выражены в ценах текущего года. А для понимания тенденций в экономике, нам необходимо использовать те показатели, которые позволили бы сравнить с предыдущими периодами. В случае с заработной платой используют уровень реальной заработной платы. Данный показатель получается при вычете из роста номинальной заработной платы уровня инфляции. К примеру, согласно официальным данным рост средней ежемесячной номинальной заработной платы в январе-июле текущего года по сравнению с тем же периодом прошлого года составил 8,4%. При этом уровень инфляции составил лишь 2,3%. Соответственно рост реальной заработной платы составил 6,1%.
Данная цифра позволила некоторым чиновникам заявить, что рост уровня реальной заработной платы в нашей стране превышает уровень инфляции в 2-3 раза. А это вроде бы отличный показатель. Но не все так просто. К уровню инфляции (а если быть точнее, Госкомстат высчитывает не уровень инфляции, а рост Индекса потребительских цен, или т.н. «потребительскую инфляцию»), заявляемому Госкомстату такое же доверие, как к переписи населения, которую они якобы «провели» недавно. Поэтому экономисты и эксперты обычно используют иные данные. К примеру, согласно подсчетам одного из НПО, специализирующихся на экономических исследованиях, уровень инфляции составил как минимум 7,3%. То есть рост реальной заработной платы, в лучшем случае находится на уровне 1,1%. А это уже более чем в 6 раз ниже уровня инфляции. И в целом рост в 1% чисто с экономической точки зрения фактически свидетельствует об отсутствии роста.
С другой стороны, даже согласно официальным данным, реальная заработная плата в 2016-2017 годах упала на 12,3%. И это не считая девальвации. По какой-то причине, по официальным данным, в 2015 году реальная заработная плата возросла на 0,5%. Как она могла возрасти в условиях, когда все падало – остается секретом азербайджанской экономики.
Есть еще и другая сторона реальной заработной платы – выплаты в бюджет и иные фонды. Как известно, с 1 сентября 2019 года уровень минимальной заработной платы был повышен со 180 до 250 манатов. И согласно подсчетам одних исследователей, если ты занят в государственном или нефтяном секторе, то ты на руки будешь получать не 250, а 234,25 манатов. Правда, мало кто из занятых в «нефтянке» получает такую низкую оплату (хотя в госсекторе такое происходит). Поэтому куда интереснее нам те, кто занят в ненефтяном секторе. Так, даже согласно текущим законам, из 250 манатов минимальной зарплаты (а такое видимо будет встречаться сплошь и рядом) работник сферы торговли, общепита или иного сектора, не связанного с государством и нефтью, будет на руки получать 237,75 манатов. А с 1 января 2020 года, если (судя по текущей ситуации, вероятность отсрочки велика) вступит в силу закон об обязательном медицинском страховании, то вовсе 232,75 ман. (а в нефтяке и госсекторе соответственно 229,25 ман.). Иными словами, разница, несмотря на отсутствие в одном случае подоходного налога буквально в 3,5 маната.
Как итог - люди (а получающих зарплату в пределах 250-400 манатов очень и очень много) практически не заметят роста минимальной зарплаты. Это в лучшем случае отразится в статистике. А люди, как и жили по минимуму, так и продолжат. Некоторые исследователи предложили повысить неналогооблагаемый минимум до 250 манатов. Это хоть кое-как способствует росту зарплат в госсекторе. Но, по нашему мнению, тут следует кое-как менять вообще всю систему сборов и выплат. А то даже просто из-за соцвыплат человек теряет от 5 до 7%. В условиях реальной инфляции до 7,3% – это довольно большая сумма…


Т.МАШАЛЛЫ

.