В понедельник утром стороны конфликта в Нагорном Карабахе обвинили друг друга в нарушении гуманитарного перемирия, о котором в конце прошлой недели договорились в Вашингтоне министры иностранных дел Армении и Азербайджана Зограб Мнацаканян и Джейхун Байрамов при посредничестве госсекретаря США Майка Помпео. Военные действия продолжаются, и перевес остается на стороне Азербайджана.

Эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Илья Крамник подводит итоги самого серьезного обострения в Нагорном Карабахе с 1994 года и делает предварительные выводы, вытекающие из анализа сложившейся ситуации:

“Грубо нарушив достигнутую в США договоренность о гуманитарном прекращении огня, азербайджанская сторона в 08:45 открыла артиллерийский огонь по армянским позициям на северо-восточном направлении линии соприкосновения”,— написала пресс-секретарь Минобороны Армении Шушан Степанян в Facebook. В свою очередь, Минобороны Азербайджана сообщило: “Армянские вооруженные силы, нарушив новый режим гуманитарного прекращения огня, 26 октября подвергли обстрелу город Тертер и села района”. Таким образом, инициатива по установлению режима прекращения огня, похоже, вновь провалилась, и боевые действия продолжаются.

Преимущество, как и прежде, остается на стороне Азербайджана. Президент Ильхам Алиев ежедневно отчитывается о взятии под контроль все новых территорий и населенных пунктов — последних насчитывается уже более ста. Так, вечером в воскресенье он сообщил о том, что “азербайджанская армия освободила от оккупации несколько сел Зангиланского, Джебраильского и Губадлинского районов, а также город Губадлы”.

В целом наибольших результатов азербайджанская армия достигла на южном участке фронта — наступая вдоль границы с Ираном, азербайджанские войска в итоге вышли к границе с Арменией.

Теперь под угрозой находится Лачинский коридор — горный проход, по которому пролегает трасса, связывающая территорию непризнанной Нагорно-Карабахской республики и Армению. Дальнейшее наступление азербайджанских войск в этом районе может быть проблематичным ввиду сложного рельефа и нестабильной осенней погоды в горах. Вместе с тем там практически отсутствуют армянские укрепления, а артиллерия и беспилотники могут применяться для блокирования трассы и с уже занятых позиций. Способность создать физическую угрозу Лачинскому коридору дает Азербайджану заметные политические козыри на любых переговорах относительно дальнейшего развития событий. Азербайджан готовился к возобновлению войны очень долго, периодически проверяя армянскую оборону в “НКР” менее масштабными обострениями. Существенным стратегическим фактором, серьезнее всего повлиявшим на обстановку и баланс сил, стало активное сотрудничество Азербайджана с Израилем и особенно с Турцией, где помимо прямых закупок вооружения и военной техники, включая пресловутые беспилотники, был позаимствован и ряд тактических и оперативных приемов”, - отметил он.

По его словам, кроме того, азербайджанские военные активно пользовались возможностями повышения квалификации, предоставляемыми военно-техническим сотрудничеством с Россией.

“Азербайджанцы регулярно приезжают на различные мероприятия, в качестве наблюдателей посещают учения, командно-штабные игры. В целом они хорошо ориентируются в современном развитии военной техники, у них достаточно развитая армия”, — отметил источник в российском военном ведомстве, пожелавший остаться неназванным.

“Первым звонком”, свидетельствовавшим о серьезном росте азербайджанского военного потенциала и перспективах возможного нового противостояния, стали бои 1–5 апреля 2016 года, когда Баку впервые продемонстрировал новый подход к ведению войны, включая активное применение беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в качестве важного элемента межвидовых операций. Применялись как разведывательные БПЛА, так и дроны-камикадзе — барражирующие боеприпасы типа IAI Harop. Применение этих аппаратов активно обсуждалось в интернете и в прессе, и можно было предположить, что армянские военные извлекут уроки из полученного опыта. “Вторым звонком” должны были стать столкновения в июле 2020 года, когда Азербайджан вновь продемонстрировал активное применение БПЛА (как ударных, так и разведывательных) и достаточно высокий уровень координации действий между различными родами и видами вооруженных сил.

В российских военно-дипломатических подчеркивают, что время от появления разведывательного беспилотника до артиллерийского удара было подчас очень коротким, что доказывает: взаимодействие между различными подразделениями было хорошо отработано”, - добавил И.Крамник.

По мнению эксперта, активизация боевых действий в Нагорном Карабахе, начавшаяся 27 сентября 2020 года, очень быстро перестала быть просто очередным обострением.

“На сегодняшний день очевидно, что целью Азербайджана, начавшего “контрнаступательную операцию” против “НКР”, является как минимум возвращение утраченных в начале 1990-х годов районов, не входивших до распада СССР в состав Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО). Активизация конфликта в целом может выглядеть выгодной с точки зрения Баку, учитывая существенный перевес над армянской стороной в располагаемых ресурсах, формальную правоту с точки зрения международного права, признающего земли бывшей НКАО и прилегающих районов территорией Азербайджана, и поддержку Турции, что в сочетании с благожелательным нейтралитетом Грузии повышает шансы Азербайджана на успех.

В свою очередь, главный редактор журнала “Арсенал Отечества”, полковник запаса Виктор Мураховский, подтвердил техническое превосходство Азербайджана.

“Конечно, ярче всего оно проявляется в воздухе — активно применяются беспилотные аппараты. При этом армейская и тем более фронтовая пилотируемая авиация практически не используются. Можно отметить развитую и достаточно современную артиллерию азербайджанской армии, как ствольную, так и реактивные системы залпового огня, и оперативно-тактические ракеты”, - сказал Мураховский.

Вместе с тем, по словам эксперта, “недостатков и серьезных ошибок” у армянской стороны много:

“В частности — практически отсутствующая маскировка, отсутствие серьезных инженерных заграждений — минно-взрывных, невзрывных, комбинированных, низкий уровень технической готовности вооружения и военной техники, низкая мобилизационная готовность”.

Отдельно он остановился на проблеме беспилотников: “Современная ПВО у “НКР” отсутствует, используются там комплексы советских времен, как правило, еще и до модернизации, например "Оса-АК". Но это же не повод все бросать. В условиях отсутствия современных систем ПВО нужно было обращать внимание на старый опыт — тот же опыт Великой Отечественной с организацией службы ВНОС — воздушного наблюдения, оповещения и связи”. “Азербайджан применяет БПЛА, по скорости и высотности уступающие боевым самолетам Второй мировой, их можно и нужно обнаруживать визуально, а также по звуку. Обнаружив, можно попытаться сбить аппарат, а если сбивать нечем, то хотя бы дать приказ укрыться и рассредоточиться,— отметил Виктор Мураховский.— Но мы видим, что наблюдения за воздухом нет вообще, и как следствие — регулярные "прилеты" по группам военнослужащих, открыто стоящей технике, и так далее”.

Источник: "Коммерсантъ"

.