Российский президент Владимир Путин с первых дней конфликта в Нагорном Карабахе приложил все усилия 
для решения этого конфликта и показал себя объективным посредником. Более того, именно Владимир Путин, а не президент Франции Эммануэль Маркон или президент США Дональд Трамп вышел на острие дипломатического выхода из карабахской войны, поставив на кон в некотором смысле даже свою политическую репутацию. Что дальше? Главное сейчас — это достижение прекращения огня в Нагорном Карабахе, закрепление создаваемого механизма в новых условиях, что позволит обеспечить переход к переговорному процессу.
Президент России Владимир Путин заявил, что Азербайджан возвращал свои законные территории Карабаха с точки зрения международного права. "Армения же не признала независимость и суверенитет Нагорного Карабаха, это означало, с точки зрения международного права, что  Карабах и все прилегающие к нему районы являлись, являются неотъемлемой частью территорий Азербайджанской Республики. На территорию Армянской Республики никто не покушался, и это не давало нам никакого права принять прямое участие в этих боевых действиях". 
В.Путин также объяснил, почему Организация договора коллективной безопасности не могла помочь Армении: так как на ее территорию никто не посягал.
По его мнению, избежать войны в Карабахе было бы возможно, если бы страны договорились о возвращении Азербайджану семи районов и беженцев с обеих сторон. И здесь Путин снова вспомнил о международном праве, согласно которому возвращение беженцев домой с обеих сторон является безусловным его требованием.
По мнению российского президента, войны можно было бы избежать, если бы удалось договориться о возвращении Азербайджану семи районов и возвращении беженцев, а также о создании коридора, соединяющего Карабах и Армению в зоне Лачинского района, и признании статус-кво самого Карабаха без закрепления при этом его окончательного статуса. 
Заявление российского лидера многими своими нюансами походило на ледяной душ для армянского руководства, хотя Владимир Путин в свойственной ему манере и старался быть «над конфликтом», не занимая ничьей стороны. И это первый принципиальный момент его выступления. Ведь коли уж даже российский президент, в основу своей политики положивший принцип равноудаленности, заговорил об ответственности Еревана в эскалации конфликта, значит - факты об этом вопиющие, не дающие возможности их игнорировать.
Второй принципиальный момент заключается в том, что российское руководство и лично президент России держит на контроле вопрос о безопасности как азербайджанского, так и армянского населения Нагорного Карабаха, возвращающегося в свои дома: «Как раз с целью обеспечения безопасности этих людей и размещается российский миротворческий контингент… Нужно время, для того чтобы все успокоилось, улеглось и чтобы люди действительно почувствовали, что мирная жизнь вернулась в их сердце, в их душу, вот что самое главное. Ну а до этого, конечно, следует подумать о реальной безопасности людей, в том числе беженцев, возвращающихся, кстати говоря, с обеих сторон. И эта миссия возложена на российских миротворцев».
При этом представители США и Франции об обиде на Россию и не говорили, по крайней мере, публично. Правда, горячей поддержки они в связи с достижением договоренностей 9 ноября тоже не высказали, а лишь приветствовали перемирие и заявили о неких остающихся «нерешенных вопросах».
По словам западного дипломатического источника “Ъ”, знакомого с позицией Вашингтона и Парижа, их основные вопросы связаны с российской миротворческой миссией в Нагорном Карабахе (ввод миротворцев обсуждался Минской группой, но однозначного решения по этому поводу не было), ролью Турции в заключенной сделке (США и Франция давали ее действиям жесткие оценки, открыто обвиняя Анкару в «подливании масла в огонь» конфликта вокруг Карабаха) и с будущим самой Минской группы. Чтобы получить ответы на свои вопросы, в Москву в среду прилетели сопредседатели Минской группы ОБСЕ со стороны США (Эндрю Шефер) и Франции (Стефан Висконти). Их принял глава МИД РФ Сергей Лавров. На встрече присутствовал российский посол по особым поручениям Игорь Попов и спецпредставитель председателя ОБСЕ в Минской группе Анджей Каспршик. Переговоры проходили в закрытом режиме. По итогам встречи МИД опубликовал короткое заявление, в котором лишь сообщалось, что «были рассмотрены вопросы координации дальнейших посреднических усилий трех стран».
Ранее Сергей Лавров заверял, что «с самого начала усилий, которые Россия прикладывала в интересах прекращения горячей фазы конфликта, Москва работала в теснейшем контакте с сопредседателями Минской группы».
Несмотря на потуги Вашингтона и Парижа, Москва показала себя объективным посредником. Не случайно и МИД Азербайджана высоко оценил усилия России в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе. МИД Азербайджана назвал подпись российского президента Владимира Путина в соглашении по Нагорному Карабаху гарантией его соблюдения. «Его подпись под трехсторонним заявлением представляет собой исключительно важный вклад в процесс мирного урегулирования и гарантию необратимости этого процесса", — было указано в сообщении дипведомства.
Азербайджанская сторона высоко оценила содействие Москвы, как сопредседателя Минской группы ОБСЕ, в урегулировании конфликта в Карабахе. В МИД отметили, что Баку разделяет оценку Путина, согласно которой главным достижением трехстороннего соглашения стало прекращение боевых действий в республике. "Азербайджанская сторона, начиная с первых минут войны, всегда полностью поддерживала призывы международного сообщества к прекращению огня", - было подчеркнуто в комментарии МИД.
Поэтому Путин показал себя беспристрастным политиком и посредником.


Р.ВЕЛИЕВ

.