Девальвация, накрывшая нашу страну в годы мировой финансовой нестабильности, продолжала ощущаться населением на протяжении последующих лет, и это неслучайно. Несмотря на заявления государственных чиновников о незначительном росте цен и борьбе с искусственной инфляцией, стоимость на продукты, товары и услуги в стране сильно повысилась. Иначе не могло быть, поскольку товарный рынок страны зависит от импорта. 
Согласно официальной статистике, доля импортируемой продукции в общих объемах товарооборота страны составляет 50%.  По столице этот показатель заявлен на уровне 45%. Несмотря на солидный удельный вес ввозимых товаров, с этими цифрами согласны не все. Независимые экономисты утверждают, что импортной продукции на местном рынке гораздо больше.
В любом случае, даже 50% импорта в структуре общего объема товарооборота – это очень серьезная цифра, уверен эксперт-экономист Ровшан Агаев. И поскольку импорт и инфляция - два звена одного целого, прослеживается прямая связь между падением курса национальной валюты и уровнем присутствия заморских товаров в нашей торговой сети. Словом, зависимость от воза заморской продукции не могла не сказаться на населении в условиях просадки валютного курса. На это в том числе указывают данные национальных счетов, опубликованные Государственным комитетом статистики показывают - социально-экономические последствия экономического кризиса 2015 года в сочетании с резкой девальвацией национальной валюты продолжали давить на население даже в 2017 году.
«Бюджеты домохозяйств  совместимы с бюджетом государства, - сказал по этому поводу Агаев. - Когда расходы превышают доходы, в том и другом случае создается дефицит, - его то мы можем отследить в системе национальных счетов, представленных ГКС. Согласно этим материалам, разница между располагаемыми доходами домохозяйств и фактическими затратами на потребление сильно растет с начала финансового кризиса в отрицательном направлении».
Ведь если взглянуть на данные трехлетней статистики ГКС, бюджет домохозяйств в 2015-2017 гг. отметился дефицитом, а расходы преобладали над доходами. Так, в 2015 году общий размер остающихся в распоряжении домашних хозяйств доходов были ниже их расходов на 705 млн. манат. В 2016 году дефицит в расходах и доходах местных домохозяйств был на уровне 1 млрд. 224 млн. манат, в 2017 году – 727,7 млн. манат. Показатели национальных счетов на минувший год все еще не объявлены.
«Известно, что дефицит государственного бюджета закрывается путем заимствований, государство продает (приватизирует) принадлежащую ему собственность, используются бюджетные резервы предыдущих лет, если, конечно, они имеются. Домохозяйства поступают похожим образом – продают имущество родственникам и соседям, прибегают к займам, используют сбережения. Для этого за три года домохозяйства потратили до 3 млрд. манатов», -отметил Агаев. По его словам, если будет проведено независимое исследование на основе методологий, отвечающих требованиям научных исследований, оно позволило бы выявить более серьезные последствия девальвации маната.
Для абсолютного большинства населения девальвация стала тяжелой социально-экономической проблемой, поскольку в результате обесценивания местной валюты подорожали практически все товары и услуги, а  покупательская способность населения резко понизилась. При этом больше всех от девальвации отечественной валюты пострадали экономически не благополучные слои населения, имеющие скудный семейный бюджет.
К сожалению, проблемы, вызванные обесцениванием национальной валюты и влияние девальвации на потребительский рынок страны, доходы граждан не были изучены должным образом. На волне ценового роста государственные чиновники совершали походы по магазинам, констатируя приемлемый уровень цен, тогда как сделать соответствующие выводы крайне необходимо. 


Т. Самойлова 

.