По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) ООН, мировые цены на продукты питания достигли самого высокого уровня с 2014 года. Цены на продовольствие растут уже одиннадцатый месяц подряд: в апреле значение сводного глобального индекса ФАО ООН на 31% превысило показатель за тот же месяц прошлого года. 
Этот рост обусловлен в первую очередь значительным повышением цен на сахар, а также на растительные масла, мясо, молочную продукцию и зерновые – иными словами, практически на все базовые продукты. Ситуация с ростом продовольственных цен не оставляет в стороне местный рынок, поскольку зависимость страны от импорта еды с каждым годом только растет. В этой связи нелишне поразмыслить над данными Госкомстата, согласно которым в 2014 году в страну было импортировано товаров на 9,2 млрд. долларов, а по итогам 2020 года сей показатель вырос аж до 13,5 млрд. долларов. Получается, что только за истекшие семь лет импорт продукции увеличился на 4,3 млрд. долларов (!). 
На взгляд председателя Общества международных экономических исследований Ekonomiks профессора Фикрета Юсифова, отсюда следует, что за отчетные годы внутреннее производство сократилось примерно на такую же величину, а импорт, соответственно, вырос, поскольку надо же удовлетворить рыночный спрос. Причина среднегодового прироста импорта на 614 млн. долларов, или более 1 млрд. манатов ошибочно объясняется пандемией, погрузившей экономику в кризис в минувшем году, однако похожий уровень ввоза из-за рубежа наблюдался и в прежние годы.
Для наглядности, импорт в 2019 году увеличился к 2014 году на 4,5 млрд. долларов, или 7,7 млрд. манатов. Это означает рост показателей ввоза продукции в среднем на 1,3 млрд. манатов в год в течение 6 лет, а также ежегодное снижение внутреннего производства на том же уровне. Рост импорта можно было бы объяснить резким увеличением ненефтяного экспорта, заметил экономист, однако по сравнению с 2014 годом экспорт из ненефтяного сектора в позапрошлом году увеличился лишь на 200 млн. долларов.
В свете приведенных обстоятельств, согласно недавнему прогнозу Всемирного банка, сельскохозяйственная продукция и продовольствие могут подорожать на 14%. В качестве основных факторов аналитики называют сокращение предложения продовольствия со стороны государств Латинской Америки при одновременном росте спроса в Китае. Если раньше скачки цен на еду становились бичом при нестабильности национальной валюты, то теперь продовольственная инфляция не обходит нас стороной даже когда о девальвации уже порядком забыли. 
Примечательно, что зависимость местного рынка особенно сильно ощущается в сегменте продовольственной продукции, цены на которую растут в мире в связи с пандемией коронавируса. Несмотря на громкие заявления о развитии внутреннего производства сахара и субсидии производителям сахарной свеклы, Азербайджан продолжает наращивать зависимость от ввоза этого продукта, к тому же импорт сахарного песка устойчиво рос все последние годы. В начале этого года несмотря на подорожание импорт сахара и сахара-сырца Азербайджаном в е вырос как в количественном выражении – в 2,6 раза, до 15,28 тыс. тонн, так и в финансовом – в 3,3 раза, до $6,67 млн. При этом цены на внутреннем рынке повысились к началу текущего года аж на 38% – 50-килограммовый мешок сахарного песка подорожал в розничной сети Баку с 38 до 52 манатов.
Подорожание растительных масел в мире тоже сказалось на местном рынке. За последний год цены на этот продукт выросли двукратно. И если в прошлом году бутылка масла едва достигала 2 манатов, сейчас ее цена стартует с четырех. И этому есть объяснение. По мнению аналитиков, витку цен послужило подорожание пальмового масла. За год цены на пальмовое масло на Малайзийской бирже выросли более чем на 120% и составили $1091 за 1 тонну, пишет Bloomberg. Подорожание запустило маховик ценового роста на мировом рынке, перекинувшийся на полки наших магазинов. Ведь несмотря на декларируемую политику развития внутреннего производства, за последние годы Азербайджан нарастил импорт растительного масла, а потому прочно зависит от процессов, происходящих на мировом рынке. Так, с 2015 года произошло снижение производства растительных масел на 41,9%, при этом импорт увеличился аж на 26,9%.
При этом лучший способ удовлетворить внутренний спрос на товары народного потребления — добиться этого ростом внутреннего производства. Ведь оно, ко всему прочему, замещает импорт, препятствуя оттоку валюты из страны, способствует улучшению позиций экспорта, и, как следствие, укреплению курса национальной валюты. К тому же местное производство приносит в бюджет больше доходов, чем импортные налоги и пошлины. 

Т.САМОЙЛОВА
.