Проблема соблюдения прав трудящихся в нашем обществе всегда была одним из основных социальных вопросов. Правительство неоднократно заявляло о том, что оно строго бдит за соблюдением прав, но в реальности это превращалось в рост числа несчастных случаев на производстве, который мы наблюдали из года в год. С другой стороны, проблема усугублялась фактически отсутствием профессиональных союзов. Последние не то, чтобы проблемы своих членов – трудящихся – не пытались решить, даже толком с санаториями не могли управиться. Зато, как стало недавно известно, они продали 5 из 6 санаториев. Зачем это было сделано, так и осталось непонятным. При этом, как в периоды роста безработицы, так и в периоды стабильности, о деятельности профсоюзов в Азербайджане ничего не слышно. Непонятно вообще, чем они занимаются в относительно немаленьком помещении в центре города. Учитывая современные тренды, куда легче отдать это здание под гостиницу. Думаю, они не будут сильно против.
При этом, несмотря на отсутствие всяких попыток даже защитить права трудящихся, профсоюз год от года, от имени своих членов подписывает коллективный договор с работодателями. Кто им это поручил, какое собрание членов Конфедерации профсоюзов приняло такое решение – неизвестно. Но коллективный договор неизменно и каждый год (или два) обновляется. Об условиях и говорить нечего.
С другой стороны, в последнее время осуществлена некая ревизия ряда госструктур, и вроде они начали достигать хоть кое-каких успехов. Мы уже давно, примерно с 2016 года, слышим о том, что и трудовая инспекция, и Служба ASAN, и еще группа непонятных структур (даже специальная комиссия была создана) будут следить как за тем, чтобы работодатели подписывали договора с работниками и соблюдали вышеуказанный коллективный договор. Но, видимо успехи были не очень. К примеру, в мае 2018 года, глава Службы ASAN сообщил, что им удалось заставить работодателей подписать контракты с 40 тысячами работников в сфере строительства. И по какой-то причине в качестве хорошего результата, он указал, что таким образом удалось привлечь в государственный бюджет 12 миллионов манатов. Как будто бы перед службой стояла цель привлечь деньги в бюджет, а не обеспечить защиту прав работников. Видимо, данный принцип до особого успеха не довел. Так как впоследствии выяснилось, что если на 1 января 2018 года в стране было 1521,3 тыс. наемных работников, то на 1 января 2019 года их число составило 1548,9 тыс. Это даже разницу в новых рабочих местах не делает. Конечно, можно списать на кризис, но формально у нас в 2018 году кризиса вроде не наблюдалось. И как итог - число наемных работников долгое время у нас стабильно находилось в интервале 1500-1550 тысяч.
Но на днях выяснилось, что и в этой сфере у нас есть прогресс. Согласно данным Государственного комитета по статистике, число наемных работников в Азербайджане составило 1613,7 тысяч. Иными словами, впервые в истории превысил 1600 тысяч человек. Это довольно важный показатель. То есть, иными словами, хотя бы какие-то меры в этой сфере начали осуществляться. А то довольно смешно, когда узнаешь чуть ли не о 5 млн. занятых в стране, при этом наемных работников лишь 1,5 млн. человек. Чем занимаются остальные – никому непонятно.
В настоящее время периодически (правда, не всегда и не детально) Минналогов и Госфонд соцзащиты публикуют данные о подписанных договорах с работниками (правда, почему-то не сообщают о числе расторгнутых). К примеру, по данным на 9 августа было подписано 101 тысяча договоров с работниками. И по данным Минналогов это связано в основном с тем, что в большинстве сфер до сих пор не было контрактов. Так, примерно 20,2 тыс. приходится на торговлю, 14,6 тыс. на сферу услуг, 14,4 тыс. на промышленность и 8,9 тыс. на строительный сектор. Иными словами, лишняя 101 тыс. работников, из которых 77 тыс. пришлось на данные сектора, стали дополнительной наемной рабочей силой. При этом по ряду отраслей нам даже известны реальные данные о числе нелегальной рабочей силы. К примеру, после мониторинга 288 работодателей в сфере строительства, было зарегистрировано 5338 незарегистрированных работников. Соответственно после мониторинга они были взяты на учет и с ними были подписаны контракты.
Все это в определенной степени способствуют повышению возможности защиты прав трудящихся. Единственное огорчает – это отчетность по данному поводу. Минналогов или ГФСЗ, отчитываясь о контрактах, упор делают на поступления в бюджет. Естественно, что целью Минналогов является обеспечения поступления средств в бюджет, но целью мониторингов работодателей должно стать защита прав работников, а не непонятных налоговых поступлений, объем которых либо вовсе отсутствует (если ненефтяной сектор), либо же выражается в поступлениях в соцфонд. Последнее важно, но не важнее соблюдения прав работников. Если этого не будет, то никому и поступления не будут нужны. И как кстати можно понять, в этой сфере борьба не столь эффективна. Средняя заработная плата возросла с 544,1 на 1 января до 585,2 на 1 июля. При этом стоит понимать, что за это время произошел рост минимальной заработной платы. То есть контракты подписываются, но суммы там указываются довольно низкие.


Т.ВЕЛИЗАДЕ

.