США продолжают игры вокруг мифического «геноцида армян». Так, американский посол в Армении Линн Трейси назвала «историческим» событием признание президентом США Джо Байденом т.н. «геноцида армян 1915 года». «Признание президента, его заявление в субботу, конечно, отражает глубокое уважение президента к армянскому народу. У него была возможность сделать заявление, историческое признание того, что произошло в 1915 году. Президент давно интересовался этой темой. Я думаю, это отражает его глубокое уважение к важности всеобщих прав человека. И, конечно же, пробыв здесь два года, слыша слова благодарности от армян, я знаю, что для них было очень важно увидеть, наконец, этот день», — заявила Трейси в интервью радиостанции «Свобода».
На вопрос, может ли это признание иметь правовые последствия и изменить политику США к своему союзнику по НАТО Турции или к Армении, Трейси ответила, что, поскольку «геноцид армян» произошел в 1915 году, а Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него вступила в силу в 1951 году, то с правовой точки зрения это международное соглашение не может иметь обратной силы. 
Вопрос «геноцида армян» с самого начала его хождения по властным коридорам мировых государств носил именно политический характер, выступая очевидным средством давления на Турцию. Однако сейчас этот аспект выражается в еще более яркой форме, особенно на примере позиции США, отношения которых с Турцией еще никогда не были столь напряженными и противоречивыми, как в настоящее время. Столкнувшись с растущим влиянием Анкары на международной арене, проведением ею независимого внешнеполитического курса, направленного на последовательное отстаивание турецких национальных интересов, Вашингтон, конечно же, может быть заинтересован в использовании такого рычага, как «геноцид армян». Однако проблема для Соединенных Штатов заключается в том, что, казалось бы, этот политически мотивированный шаг на деле не принесет им никаких политических дивидендов. 
Но признанием «геноцида армян» США создают для себя достаточно ощутимые риски, прежде всего во взаимоотношениях с Турцией и Азербайджаном. Турция получит еще одну возможность убедиться в сомнительности своего евроатлантического выбора, что чревато все новыми проблемами для интересов Вашингтона в целом в ряде регионов, прилегающих к стратегически значимому Евразийскому пересечению. Азербайджан также вынужден будет пересмотреть уровень своего стратегического партнерства с США, в том числе и из-за неприемлемости для его интересов такого неизбежного последствия предполагаемого байденовского решения, как рост реваншистских настроений в Армении. Какие последствия это будет иметь для американской политики на Южном Кавказе – вопрос, что называется, риторический. 
Между тем признание «геноцида армян» ничего не даст Соединенным Штатам и в контексте перспектив их отношений с самой Арменией. Ее сокрушительное поражение во Второй Карабахской войне окончательно деморализовала эту страну, так что, даже признав «геноцид», Вашингтон не получит от этого никаких преференций и на уровне отношений с Ереваном. 
Кроме того, признав «геноцид армян», тем самым подтвердив свое недружелюбие к Турции, США вольно или невольно будут способствовать еще большему ее сближению с Россией.
Трудно допустить, что все эти моменты не будут приниматься в расчет американской администрацией при принятии решения по вопросу «геноцида». Собственно, факт осознания роли Турции – союзника по НАТО – в американской политике и сдерживал предыдущих хозяев Белого дома от таких опрометчивых шагов, как признание пресловутого «геноцида армян». В любом случае, ставшая уже традиционной для Белого дома дилемма по «армянскому вопросу» – о том, что превыше - американский или армянский интерес, – встает ныне перед президентом Байденом во всей своей принципиальной сути. 
К вопросу о том, почему в Белом доме именно сейчас официально прозвучало слово «геноцид»? Все это не случайно и продиктовано тремя ключевыми политическими обстоятельствами: В первую очередь, здесь следует вспомнить предвыборное обещание, данное Джозефом Байденом армянской общине во время президентской кампании. С этой точки зрения, сложно было ожидать, что Байден не выполнит его после избрания президентом. Вторая причина напрямую связана с внутриполитической конкуренцией в Америке. Десятилетиями в канун парламентских и президентских выборов республиканцы и демократы клянутся признать события 1915 года актом геноцида, чтобы завоевать лояльность армянских избирателей.
Таким образом республиканцы и демократы уже много лет борются за голоса армянских избирателей. Но, как правило, после выборов представители обеих партий под разными предлогами уклонялись от выполнения обещаний. Байден нарушил эту традицию. Использовав слово «геноцид» в своем обращении, он стремился заручиться постоянной поддержкой граждан армянского происхождения, сделать их сторонниками Демократической партии на всех будущих выборах и тем самым серьезно укрепить позиции своей партии во внутриполитической конкуренции.
Третья причина носит более масштабный характер и связана с международной политикой, проводимой Соединенными Штатами на глобальном уровне. Известно, что 44-дневная Карабахская война положила конец давнему конфликту в таком важном стратегическом регионе мира, как Южный Кавказ. Эта победа Азербайджана проложила путь к миру и стабильности в регионе, развитию внутрирегионального сотрудничества.
Использование Байденом термина «геноцид армян» не налагает никаких обязательств на Турцию. Байден не судья Международного уголовного суда, а президент США, и его заявление не законное, а чисто политическое. Это может привести к юридическому обязательству только по факту соответствующего решения Международного уголовного суда. При этом Армения даже не пытается обратиться в международный суд, осознавая последствия собственной лжи. Так что посол США в Ереване явно поддакивает армянским лжецам.

Р.ВЕЛИЕВ
.