Находящийся в Германии для участия в Мюнхенской конференции по безопасности премьер-министр Армении Никол Пашинян побывал в Фонде Фридриха Эберта, где на встрече с общественностью сделал ряд признаний о причинах неурегулированности армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта и героизации пособника нацистов Гарегина Нжде в Армении. Участница встречи Гюльнар Курбанова поставила перед Пашиняном вопрос об урегулировании нагорно-карабахского конфликта, сообщив, что она родом из оккупированного ВС Армении Джебраильского района и не может по сей день вернуться на родные земли. Также она спросила, как оккупация территорий Азербайджана, противоречащая международному праву, сочетается с заявлениями Еревана о стремлении построить демократию на основе европейских ценностей. Отвечая ей, Никол Пашинян открыто признал: "Да, мы оккупировали Джебраильский район", но ушел от ответа о вынужденно перемещенных лицах и беженцах с оккупированных территорий, о том, когда и как они смогут вернуться на родные земли. Что касается сочетания военной агрессии против Азербайджана с европейскими ценностями, Пашинян заявил, что Армения строит "демократию, подходящую армянам", не уточнив при этом, почему оккупация чужих земель входит в это понятие. Отвечая на вопросы, Никол Пашинян постоянно лгал как об исторических фактах, так и о текущем положении дел в зоне нагорно-карабахского конфликта, традиционно обвиняя Азербайджан в том, что на самом деле совершила Армения. Оккупированные азербайджанские территории вслед за своими предшественниками - зачинщиками войны за Карабах Сержем Саргсяном и Робертом Кочаряном - он называл "поясом безопасности". Так он пытался убедить немецкую публику, что агрессию в конфликте проявляет Баку, а не Ереван. Также Пашинян пояснил, почему говорил о Карабахе как о части Армении. Оказалось, это была сложная фигура речи. "Если на Карабах нападут, это нападение будет расцениваться нами как нападение на Армению", – попытался он уйти от ответственности за противоречащее Минскому формату заявление. Затем премьер потребовал от Азербайджана "реальных шагов и предложений". В процессе рассуждений об урегулировании нагорно-карабахского конфликта Никол Пашинян признался еще в одном неприятном для него факте: он опасается, что потеряет власть в Армении, если пойдет на какие-либо конструктивные шаги: "Я как премьер Армении заинтересован в том, чтобы решение проблемы принесло мир и безопасность, но с другой стороны, я не заинтересован, чтобы оно привело к общественным волнениям в республике и нарушению правопорядка". В связи с этим его слова о заботе о безопасности – "пока мы не уверены в безопасности, мы не можем сделать шаги дальше" – зазвучали совершенно иначе: Никол Пашинян и его команда на самом деле беспокоятся о собственной безопасности, а не о безопасности людей на оккупированных территориях Азербайджана. Отметим, что большинство вопросов Пашиняну было посвящено именно проблеме нагорно-карабахского конфликта, затем – отношениям Армении с Россией. Хотя премьер-министр рассчитывал поговорить прежде всего об экономических и социальных успехах республики, эта тема немецких участников встречи не интересовала. Обстоятельства сегодня для Армении складываются, надо сказать, не лучшим образом. Несмотря на оптимистичную статистику, которой никто не верит, в реальности страна идет по наклонной. В противовес официальным показателям, армянская экономика не проявляет признаков жизни, страна продолжает пустеть, падает рождаемость, растет безработица, а озвучиваемые правительством и лично Пашиняном цифры оказываются мыльными пузырями. Все это все больше разочаровывает общество и вводит в депрессию. И единственной пилюлей, которая способна остановить очередную насильственную смену власти, остается вопрос Карабаха.
Карабахская тема всегда служила для армянских властей любой масти спасательным кругом, за который они хватаются, когда идут ко дну. Пока у Никола Пашиняна дела шли хорошо, пока народ его боготворил и ловил каждое его слово, он игнорировал карабахский вопрос, будто такой проблемы в Армении и не было. Но стоило пашиняновскому рейтингу поползти вниз, как революционный премьер-министр немедленно вспомнил об оккупированном Арменией Карабахе, симптоматично забыв при этом обо всем остальном, что ему не удалось и от чего общество необходимо было отвлечь немедленно. Но вина не в Пашиняне, а в его западных кураторах, которые не смеют его остановить, когда он уже без стеснения говорит, что они правильно сделали, оккупировав Карабах. 
Следует запомнить, что, несмотря на детали, все территориальные сепаратистские конфликты в сути своей идентичны, и потому подход к ним обязательно должен быть равным. Во имя справедливости. Нельзя позволять агрессивный сепаратизм армянам и давать подзатыльники сепаратистам, скажем, приднестровским. Кроме того, международное право не может оправдывать аннексию той или иной страной территорий другого государства в зависимости от силы ее лобби, богатства диаспоры или конкретных политических, религиозных и прочих симпатий. Самое забавное, что сам Никол Пашинян этот факт подтвердил, вернув в обращение термин "миацум", означающий "воссоединение". "Карабах - это Армения, и точка", - заявил он, вызвав большой скандал. Наглость Пашиняна пора остановить.


Р.ВЕЛИЕВ

.