Практика страхования занятости обрастает новыми деталями. В условиях пандемии правительство запретило владельцам хозяйствующих на территории страны субъектов увольнять работников, и все же проблема безработицы остается актуальной на фоне экономической турбулентности. 
Безусловно, улучшение механизмов страхования занятости поможет существенно облегчить ситуацию, а потому Министерством труда и социальной защиты населения Азербайджана прорабатываются новые подходы к этому, еще молодому в нашей стране, институту. Поправки в закон о страховании от безработицы решают целый ряд задач - в Минтруда предлагают сократить сроки, требуемые для выплаты страховки потерявшим работу людям, а также рекомендуют считать безработными лиц, чей срок контракта с работодателем истек. Наконец, судя по планам, страховые выплаты будут получать даже граждане с минимальным стажем страхования. 
Конечно же, перспективы законодательных новшеств предусматривают более четкую проработку статистики рынка труда и оставшихся за его бортом. По данным профильного ведомства, в этом направлении на текущий момент ведется работа, а потому будем надеяться, что документ, отражающий количественный учет потерявших работу граждан, уже скоро предстанет в обновленном варианте.
Но есть и другие основополагающие моменты. Скажем, кого считать безработным? По мнению руководителя Центра изучения экономических ресурсов Руслана Атакишиева, безработными в нашей стране считаются граждане, потерявшие работу из-за сокращения штата на прежнем месте работы и зарегистрированные в центрах занятости в ожидании трудоустройства. 
Вопреки бытующей установке относить к безработным всех неработающих, официально этот статус имеют лишь числящиеся на учете в органах занятости, пояснил он. Такой подход, говорит он, применяется во всем мире. Поскольку не все граждане могут работать по состоянию здоровья или иным обстоятельствам. Многие, скажем, женщины, занимающиеся уходом за домом и детьми, не желают трудоустройства, а потому считать всех поголовно неработающих людей безработными неправильно. На то и существует в экономической литературе правило относить к этой категории только тех, кто временно пребывает без работы, ищет работу, но не может найти. Но вернемся к проекту закона о страховании занятости. 
Надо отметить, что одним из важных моментов готовящегося законопроекта является то, что страховые выплаты впредь охватят и граждан с истекшими сроками трудовых договоров. Однако для этого непрерывный трудовой стаж таких безработных не должен быть меньше трех лет. Только в этом случае государство берет на себя обязательство выплачивать страховку в течение трех месяцев в размере 250 манатов – т.е. сумму, равную утвержденному в стране зарплатному минимуму. Но это не все новшества. По данным профильного ведомства, ожидается переход к электронной системе назначения страховых выплат и это весьма позитивный шаг в сторону более простого и комфортного оформления выплат — гражданам больше не придется собирать ворох документов и обивать пороги различных ведомств, поскольку за них эту функцию выполнит «умная» интегрированная система.
Здесь также стоит напомнить, что закон «О страховании от безработицы», вступивший в силу с января позапрошлого года, предусматривает два основных компонента – выплату полной или частичной компенсации потерявшему работу человеку в счет потерянной прибыли на период с момента потери работы и до нового трудоустройства, а также оказание помощи по возвращению его на трудовой рынок. В рамках страхования от безработицы предусматривается три вида выплаты — основная страховая выплата, дополнение к страховой выплате, минимальный страховой платеж. 
Помимо изменений в закон о страховании занятости, уже пересмотрен и утвержден новый бюджет Фонда страхования от безработицы. Согласно поправкам, доходы и расходы этой структуры в текущем году будут увеличены на 17,9% — до 151 млн. 235,4 тыс. манатов. При этом в структуре расходов страховые выплаты по безработице увеличатся двукратно – до 10 млн. манатов. Кроме того, на организацию профессиональной подготовки и дополнительное образование будет выделено 7 млн. манатов (рост на 40%), организацию оплачиваемых общественных работ – 3 млн. манатов (рост на 50%). А вот расходы на организацию мероприятий по самозанятости составят аж 78 млн. 735,4 тыс. манатов (рост на 23,5%) (!).
Независимые экономисты отмечают немаловажную деталь – дело в том, что в структуре расходов фонда большие суммы выделяются на мероприятия, находящиеся в ведении исполнительных властей, и это в целом, считают они, неправильно. Так, расходы на организацию мер по самозанятости и общественные работы из бюджета фонда в восемь раз больше, чем суммы, заложенные на страховые выплаты по безработице. С этой точки зрения, было бы логично поменять акценты в сторону большего финансирования непосредственно страховых выплат для решения проблем безработных в период пандемии. 
Т.САМОЙЛОВА

.