Последние годы, ознаменовавшиеся экономической перестройкой, Центральный банк Азербайджана исправно выступал о переходе к плавающему курсу маната, а независимые эксперты с таким же завидным постоянством говорили о невозможности этого предприятия. 
Ведь плавающий валютный курс - это рыночное формирование котировок валюты.  «Чистое» плавание означает, что ни правительство, ни регулятор  не проводят каких-либо интервенций на валютном рынке, и курс валюты устанавливается исключительно под воздействием игры рыночных сил. Однако в стратегической дорожной карте развития финансовых рынков предусмотрено, что уже в 2020 году страна должна перейти на валютный курс, который устанавливается в условиях, когда ни государство, ни центральный банк не предпринимают никаких действий по поддержанию его стабильности. С этой точки зрения, главу Центробанка можно понять, а последнее его заявление означает признание факта, говорят экономисты. 
Но вернемся к резонансному заявлению Эльмана Рустамова. В ходе недавней пресс-конференции руководитель главного банка сообщил журналистам, что наша страна не может полностью перейти на плавающий валютный курс.  Одним из условий перехода на полный плавающий курс является расширение рынка ценных бумаг. В настоящее время мы не видим межбанковского активного рынка. В некоторых банках имеется ликвидность, а в некоторых нет. Следует добиться взаимного доверия среди банков. Если банк с высокой ликвидностью не доверяет банку с низкой ликвидностью, здесь невозможно говорить о доверии», - сказал председатель главного банка страны, отметив, что при полностью плавающем курсе невозможно сдерживать низкий уровень инфляции. «По этой причине в настоящее время мы вынуждены держать стабильный курс маната», - сказал главный банкир страны.
Это заявление вызвало новую волну оживления в экспертных кругах. Экономист Натиг Джафарли поспешил напомнить, что все эти годы Рустамов неоднократно выступал с заявлениями о переходе на плавающий режим и сопряженными с этим обстоятельством чудесными экономическими перспективами.  В довесок этому плавание маната преподносилось как реальность. Теперь же Центробанк пошел на попятную, и заявляет, что перехода к рыночному формированию курса не будет. «Однако независимые эксперты, и я в их числе уже четыре года говорим о невозможности плавающего курса в условиях местной примитивной экономической модели, зависящей от нефтяных поступлений. 
Ведь для плавающего курса нужны независимые игроки, десятки и сотни миллионов предпринимателей - физических и юридических лиц, зарабатывающих валюту за рубежом и реализующих ее на внутреннем рынке, а также соответствующий спрос бизнеса внутри страны. Всего этого нет в Азербайджане, где предложение исходит исключительно от Государственного нефтяного фонда, а спрос  - от коммерческих банков. Для рыночного валютного курса нужна либеральная экономика, отрытый рынок и реально работающий рынок ценных бумаг».
Примечательно, что иные наши экономисты говорили о нецелесообразности плавающего курса еще до памятного выступления главы Центробанка. Скажем, по мнению доктора экономических наук, профессора Эльшада Мамедова, плавающий курс валюты не представляет экономических выгод, поскольку именно регулируемый режим формирования котировок валюты соответствует интересам нашей экономики. Ученый объяснил это тем, что значение обменного курса имеет огромную стратегическую важность, а в условиях неопределенности регулирование экономики к стабильности и управление макроэкономическим развитием не представляется возможным.
Словом, для понимания огромного значения стабильного курса, удерживаемого правительством на фиксированной отметке, нелишне приглядеться к опыту развитых экономик мира. Можно увидеть, что валютный курс в этих странах устойчивый и стабильный, а ведь речь идет именно о развитых экономиках мира. В этом смысле данное правило действует почти повсеместно, за некоторыми редкими исключениями. С этой точки зрения, рассуждения о пользе свободного, так называемого рыночного формирования валютного курса выглядят беспочвенно.


Т. Самойлова 

.