Вирус новой пневмонии неуклонно расширяет географию своего присутствия, продолжая обрушивать цену нефти. Бактериологическое противостояние может обернуться серьезным снижением спроса на сырье. Индексы «черного золота» бьют минимальные рекорды, так 16 марта стоимость нефти марки Brent на Лондонской межконтинентальной бирже (ICE) снизилась до $29,97 за баррель. Последний раз она опускалась ниже этой отметки в январе 2016 г.
Цены на нефть начали снижаться в январе, когда за вспышкой коронавируса последовало снижение спроса на топливо. В начале марта Россия не стала продлевать соглашение с ОПЕК об ограничении добычи нефти, после чего и Россия, и ведущая страна ОПЕК Саудовская Аравия объявили о намерении нарастить добычу. Цены реагировали провалом – в один день достигли $31,29, падение составило 30%, – правда, быстро вернулись к $36. Текущее падение вызвала Федеральная резервная система (ФРС) США – она решила снизить базовые ставки до 0–0,25%. А незадолго перед тем ФРС еще и объявила, что переходит к политике количественного смягчения: обещает купить облигаций дополнительно на $700 млрд., из них на $500 млрд. – казначейских бумаг США.
Негативные для нашей экономики, зависящей от экспорта энергосырья, процессы продолжаются. По данным председателя Общества международных экономических исследований Ekonomiks профессора Фикрета Юсифова, за последние два месяца потребление нефти в Китае сократилось до 30%, а потребление угля упало на 40%. И если распространение вируса не прекратится в марте, а оно набирает обороты, мировая экономика и финансовые рынки не восстановятся до конца этого года.
При развитии такой ситуации более месяца мировой экономике придется столкнуться с беспрецедентным в истории крахом. Говоря о перспективах нефтезависимых экономик, эксперт отметил, что спрос на нефть снижается на фоне продолжающегося мирового экономического спада. В сложившейся ситуации нефтяные индексы могут упасть за месяц до 30 долларов. Что же делать Азербайджану, чья экономика зависит от экспорта энергосырья, а границы прилегают к странам, где уже бушует эпидемия, вызванная COVID-19?
По мнению экономистов, наблюдающаяся в мире экономическая нестабильность и обвал финансовых рынков не может обойти стороной экономику нашей страны. Прежде всего, это приведет к резкому сокращению поступающей в страну иностранной валюты из-за резкого снижения цены нефти и в первую очередь усилит девальвационное давление на манат. Одним из способов противостояния сложившейся ситуации экономисты называют необходимость перехода к специальному «сберегающему режиму» расходов государственной казны. Проще говоря, максимальная экономия средств государственной казны, на взгляд специалистов, является необходимым ответом на кризисную ситуацию. О важности перехода к режиму экономии бюджетных средств в экспертных кругах говорят сегодня довольно часто.
По мнению экономиста Рашада Гасанова, необходимо сократить возросшую за два последних года статью расходов на импорт по линии государственных структур. Согласно его подсчетам, отток валюты, вызванный ростом импорта, увеличился с 2017 по 2019 гг. на 55,7%, или 4,9 млрд. долларов США. «Наши анализы показывают, что драйвером усиления позиций импорта является именно государственный сектор», - сказал экономист. Для наглядности, в минувшем году данный показатель вырос по госсектору до 4.3 млрд. долларов, и это на 57% больше, чем по итогам позапрошлого года. Если же сравнивать с 2017 годом, импорт увеличился по итогам прошлого года в 3,2 раза.
Резкий рост импорта является негативной тенденцией, поскольку создает источники риска для платежного баланса и оказывает негативное влияние на обменный курс маната, говорит он. В довесок к этому, серьезное увеличение импорта по линии государственного сектора увеличивает риски неэффективного использования государственных средств и коррупции, считает Гасанов. Эксперт отмечает важность установления более жесткого лимита в размере до 10% средств государственного бюджета. По его словам, в минувшем году данный показатель был на уровне 30% и это весьма рискованно.
Однако правительственные чиновники не спешат с такими выводами. Структура государственного бюджета Азербайджана такова, что падение цен на нефть не оказывает непосредственного сильного влияния на бюджет текущего года, сообщил министр финансов Самир Шарифов в эфире AzTv. Тем временем известно, что бюджет Азербайджана на 2020 год сверстан из расчета прогноза цены на нефть Azeri Light на уровне $55 в соответствии с прогнозами МВФ о снижении мировых цен на нефть и общем замедлении глобальной экономики. В случае падения стоимости нефти до $40 за баррель сокращение доходов сводного бюджета страны, который почти на 53% формируется за счет продажи нефти, оценивалось в 16,6%. На 13 марта стоимость барреля азербайджанской нефти находилась на уровне $32−33.


Т.САМОЙЛОВА

.