Азербайджанские коммерческие банки никогда не отличались особым интересом к кредитованию бизнеса. Ведь если оставить за скобками льготные кредиты, средние ставки по предпринимательским кредитам коммерческих банков близились к 20 - 30% еще в преддверии девальвации, при этом известно, что предприниматель не может позволить себе кредит под такие высокие ставки. 
Как ни крути, а уровень прибыли бизнеса не может превышать 20% годового дохода. Это предел, и выше головы не прыгнешь. Только подумайте, сколько же нужно получать прибыли нашему бизнесмену, чтобы вернуть банку 30% ссудной задолженности и что-то заработать? В таких условиях намного легче было вложить деньги в банк под 10-15% депозитной ставки и получать прибыль таким нехитрым способом, поскольку  производить себе в убыток никто не хотел. В целом же до начала кризиса уже имелась тенденция формирования прослойки вкладчиков, не связанных с деловой активностью и живущих на проценты от предоставляемых ими в ссуду денежных капиталов или на доходы от ценных бумаг - акций и облигаций. 
Правда, со временем падения национальной валюты принято связывать отток банковских вкладов и дальнейший кризис в наиболее масштабном сегменте потребительского кредитования. Банки ужесточили свою кредитную политику, а наладившаяся последние годы финансовая ситуация вернула интерес вкладчиков к финансовым организациям. Поток вкладов в отечественные банки увеличился, однако кредитование по линии финансовых структур остается на низком уровне. Словом, банки серьезно сократили объемы потребительского и бизнес-кредитования внутри страны, переключившись на зарубежные инвестиции.
Благоприятная нефтяная конъюнктура, приток нефтедолларов и финансовая стабильность пошли на благо финансовой системе. Денежная масса в стране упорно растет, укрепилось доверие к национальной валюте и банковской сфере. Как уже говорилось, в результате общей благоприятной ситуации увеличился приток вкладов в кредитно-финансовый сектор страны, однако возросшая ликвидность банков никак не отразилась на доступности денег для бизнеса и даже потребительское банковское кредитование пошло на убыль. В сложившейся ситуации потребности экономики в денежной массе почти полностью финансируются из государственного бюджета, а банки сокращают свое присутствие внутри страны, предпочитая внешние инвестиции.
Картину маслом рисует статистика Ценробанка. По данным главного банка, к первым числам текущего месяца количество денег в обороте увеличилось на 6,6% по сравнению с началом года. Только за месяц этот показатель вырос на 677.300 тыс. манат или 7,1%, составив 10.172.400 тыс. манат и увеличившись в годовом значении на 1.768 млн. манат (21%).  В этой связи регулятор отмечает, что экономический рост сохраняет положительную динамику, а за четыре месяца с начала года реальный экономический рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил 2,1%. Рост ненефтяного сектора в основном за счет торговли составил 2,1%.
ЦБА заявляет, что  несмотря на благоприятную монетарную ситуацию и наличие значительной свободной ликвидности ситуация с бизнес-кредитованием оставляет желать лучшего. При этом главный банк признает, что пассивность коммерческих банков оказывает негативное воздействие на макроэкономическую стабильность. Так, за четыре месяца этого года общий объем кредитования сократился на 0,1%, а кредитование бизнеса сократилось на 2,7%.
Низкая кредитная активность приводит к тому, что в ликвидной позиции банков сохраняется значительный профицит. На этом фоне привлекает внимание внешняя инвестиционная активность банков в этом году, говорится в заявлении регулятора.
В ЦБА полагают, что такая ситуация оказывает отрицательное воздействие на рост экономики в стране. «Снижение кредитной активности в последние годы оказывает негативное влияние на экономический рост и совокупное предложение, что в свою очередь препятствует макроэкономической и финансовой стабильности», - отмечает Центробанк.
Отсюда видно, что заявленный рост экономической активности в стране фактически обходит стороной банковскую сферу, поскольку местные финансовые организации не только не увеличили кредитование бизнеса, чего следовало ожидать на фоне возросшей их ликвидности, но даже сократили объемы кредитов, выдаваемых реальному сектору. И даже несмотря на падение ставок по манатным кредитам для юридических лиц до 9,28% (9,3%) в минувшем году и в инвалюте – 5,89% (6,13% в предыдущем году), внутреннее кредитование по линии наших банков  продолжает падать. Не находя применения деньгам внутри страны, отечественные финансовые организации выходят на внешние рынки.
Словом, низкая кредитная активность приводит к тому, что в ликвидной позиции банков сохраняется значительный профицит. На этом фоне привлекает внимание внешняя инвестиционная активность банков в этом году. Получается, что в то время как отечественный банковский сектор инвестирует валюту за рубеж, в самом Азербайджане источником инвестиций, экономической активности и роста денежной массы остается государственный бюджет, расширившего  возможности на доходах от нефти. Однако ресурсы казны, как известно, не резиновые.  К примеру, в минувшем году рост доходов и расходов бюджета страны отметился наиболее высоким показателем за последние семь лет, а отечественные банки рассматривают внешние рынки для инвестиций. 
Т. Самойлова  
 

.