Содействие свободному предпринимательству и либеральной экономике 

Азербайджан, провозгласивший курс на развитие ненефтяного сектора и отказ от сырьевой зависимости, продолжит двигаться в этом направлении и в 2021 году.
Если учесть, что добыча нефти в стране снижается, происходят колебания цен на «черное золото», то для обеспечения экономической стабильности рост поступлений из ненефтяного сектора обязательно должен ускориться. По мнению некоторых экспертов, причина, по которой это еще не произошло, заключается в том, что на протяжении многих лет ненефтяной сектор остается вне внимания.
Конечно, за несколько лет изменить ситуацию кардинальным образом невозможно, но определенных успехов мы достигли однозначно. Основной упор правительство будет делать на развитие аграрного сектора, в том числе и на освобожденных территориях.
Впрочем, согласно данным Госкомстата, спад в ненефтегазовом секторе экономики составил 2,6 процента, а в нефтегазовом секторе — 7 процентов. Объем валового внутреннего продукта страны в 2020 году по сравнению с 2019 годом снизился на 4,3%
Согласно имеющимся данным, в связи с пандемией, в ряде развитых стран данный спад составлял 10%. Это, по его словам, нормальный процесс с учетом происходящего. Ряд азиатских стран представляет исключение, но у них экономический рост составлял 5-6% минимум, сегодня он снизился до 1-2%.
Как отметил в беседе с «Новым Временем» доктор экономических наук, профессор UNEC Эльшад Мамедов, в ненефтяной промышленности наблюдался прирост в основном за счет производства электроэнергии, прироста производства фармацевтической промышленности. Однако, мы наблюдаем, что в целом, спад в ненефтяном ВВП все же имел место, пусть он и был не столь существенным, как в нефтяном. Это указывает на то, что есть проблемы структурного характера, имеется определенный дисбаланс»,– считает Э.Мамедов.
Что касается спада в ненефтяном секторе, то он вызывает некоторые опасения. В ненефтяном секторе до сих пор большой удельный вес импорта, отмечает Э.Мамедов, и это проблемный момент отечественного реального сектора экономики, с которым нужно бороться. Может наблюдаться резкий рост в каком-то сегменте, но это сопровождается резким спадом в другом сегменте экономики.
По мнению Э.Мамедова, текущий год может быть куда более успешным для азербайджанской экономики.
«В Азербайджане имеется огромный потенциал для наращивания денежной массы. В том случае, если удастся наращивать инвестиции, сформировать институт развития, чтобы увеличивающаяся денежная масса шла в реальный сектор экономики, а не собиралась бы в финансовом секторе, не переходила бы на валютный рынок, то есть возможности для выхода экономики на восстановительный рост.
Настоящим экономическим драйвером, без всяких сомнений, станут освобожденные территории. В бюджете заложено 2,2 миллиарда манатов, мы ожидаем еще и приток иностранных инвестиций, строительство, а это приведет к наращиванию ВВП.
Никто не будет спорить с тем, что потенциал у Азербайджана для развития аграрного сектора и последующего роста экспорта ненефтяной продукции огромный, но, увы, пока все разговоры о развитии сельского хозяйства так и остаются по большому счету разговорами, мы не используем на 100% имеющийся потенциал.
Еще в бытность СССР проводились исследования на предмет того, что выгоднее всего выращивать в Азербайджане, путем анализа того, сколько мы получим той или иной аграрной культуры с одного гектара. В итоге на первом месте у нас всегда стоял табак, на втором – хлопок, а на третьем месте был виноград.
Но, увы, этим рекомендациям сегодня никто не следует, мы почему-то выращиваем зерно, хотя в Азербайджане совсем не идеальные условия для его выращивания, и данное занятие весьма нерентабельное. Прежде чем браться за развитие чего-то, необходимо изучить вопрос. При грамотном подходе аграрный сектор в Азербайджане запросто может стать прекрасной альтернативой нефтяному сектору.
По словам председателя Центра исследований устойчивого развития Наримана Агаева, пандемия коронавируса снизила трафик движения транспортных средств и авиаперелетов, что отразилось на объемах реализации нефтепродуктов.
В прошлом году в ненефтяном секторе наблюдалось сокращение объема экспорта сельхозпродукции. Закрытие объектов общепита стало одной из причин уменьшения добавленной стоимости, ведь они закупали немало продуктов питания, которые в свою очередь в виде готовых блюд продавали потребителям. Недавно открылись рестораны и кафе, после того как откроют дома торжеств, резко вырастет потребление продуктов питания. Открытие новых заводов, в частности завода по производству стеклотары в Сумгаыйте также будет способствовать развитию экономики.
Он отметил, что карантин в стране продлили до апреля, так что к экономическим показателям 2019 года мы вернемся где-то к концу второго квартала.
В целом, подсчет ВВП, по мнению Н.Агаева, не может полностью отражать реальное положение дел. Трудно подсчитать все, учитывая тот факт, что многое в стране не проходит через кассу, не отражается в бухгалтерской документации, потому этих данных нет в статистике. Речь может идти лишь о приблизительных данных.
Если говорить о прогнозах мировых аналитических рейтинговых агентств, то аналитики инвестбанков Goldman Sachs и Morgan Stanley надеются на быстрое восстановление экономики, а для финансовых рынков, которые служат опережающим индикатором, по их мнению, худшее осталось позади. «По кварталам будет V-образное восстановление: после того как значительная часть деловой активности была прекращена, ее возобновление даст сильные показатели роста из-за низкой базы», – сказал на телеконференции с журналистами Питер Оппенгеймер, главный стратег по мировому фондовому рынку Goldman Sachs.
В США и пострадавших от коронавируса странах Европы рост числа зараженных замедляется и это придает инвесторам уверенности, а быстрая помощь центробанков предотвратила нарастание проблем в финансовом секторе, отметил Оппенгеймер: «Поэтому мы наблюдали стремительное ралли на фондовых рынках – около 25%. Котировки выросли слишком быстро и слишком высоко, есть риски снижения в краткосрочной перспективе. Но со второго полугодия мы ожидаем хорошего восстановления экономики и корпоративных прибылей, что обеспечит рост рисковых активов.
Если деловая активность в развитых экономиках и начнет восстанавливаться где-то в середине мая, ограничительные меры вроде поддержания социальной дистанции сохранятся, поэтому процесс нормализации бизнес-деятельности займет не один месяц, полагает Джеймс Найтли, главный международный экономист ING. В США потерянный из-за кризиса выпуск будет компенсирован не ранее середины 2022 года, считает он. В этой ситуации безработица будет снижаться гораздо медленнее, чем она выросла за последний месяц, когда в США было потеряно более 22 млн. рабочих мест, так что шансов на V-образное восстановление потребительских расходов не много.
Исследование пандемии испанского гриппа в 1918 году, сделанное Федеральным резервным банком Нью-Йорка, показывает: города, вводившие более жесткие карантинные меры, затем показали более сильное восстановление производства, оптимистичны аналитики Morgan Stanley. Но в ближайшее время этот оптимизм пройдет проверку на прочность, признают они…


Х.АГАЗАДЕ

.