ТЕЙМУР САДЫХОВ: «ДЛЯ МЕНЯ ВАЖНО МОТИВИРОВАТЬ МОЛОДЕЖЬ»

Наш соотечественник Теймур Садыхов считается одним из самых опытных мировых специалистов по автономным роботическим системам. Что побудило его распрощаться с NASA и переехать в кремниевую долину, а затем и вовсе уйти в свободное плавание, мы узнаем сегодня.

- Как вам удалось столь удачно спланировать свою жизнь?
- Никаких планов. Я их никогда не строил, просто делал то, что от меня требовалось. Можете считать меня счастливчиком, но то, что кому-то кажется тяжким трудом, для меня всегда становилось любимым делом.
Помню, во втором классе я уже скучал. Пока одноклассники учились складывать и вычитать, я выполнял сложные математические вычисления. Поэтому мне разрешили перейти в четвертый класс, минуя третий. Я всегда был требователен не только к себе, но и к преподавателям.
«Демагог», не желающий сбегать с уроков вместе с остальными, – вот кем я был в глазах окружающих. Но я бы не стал называть себя таким вот «ботаником», зарывшимся в книги. У меня, между прочим, были еще и другие обязанности: к примеру, все школьные годы я был старостой класса.

- Почему именно инженерия самолетостроения?
- Родители хотели видеть меня либо врачом, либо юристом. Кто знает, может, я и стал бы тем или другим, не сообщи мне мой преподаватель о грядущих приемных экзаменах в Стамбульский технический университет. Оставался всего месяц, а учитывая, что я не занимался с частными преподавателями, да и поступали в этот университет в основном ребята, окончившие турецкие лицеи в Баку, шансы были невелики. Но ведь они были! В итоге я попал в число государственных стипендиатов двух стран – Азербайджана и Турции. Как бы забавно это ни звучало, специальность я выбрал, полагаясь на интуицию, а если уж совсем честно – привлекло название.

- Вы вошли в историю университета...
- Не ставил себе конкретных целей, но я стал первым его выпускником, окончившим учебу с наивысшим баллом – 4.00 из 4.00 возможных. С сожалением добавлю, что до моего поступления в университете существовал негласный стереотип о ленивых азербайджанских студентах, и мне было приятно опровергнуть сложившееся мнение, став при этом стимулом для других наших ребят. 

- С таким отношением к учебе Вы, наверное, все свободное время проводили за книгами?
- Нет, конечно! Помимо того, что я чувствовал себя в ответе за азербайджанских студентов перед консульством, со второго курса я стал активно участвовать в различных научных проектах. Начинал в лаборатории университета, и это в дальнейшем сформировало мою бакалаврскую работу по алгоритмам управления укороченным взлетом и посадкой летательных аппаратов. Еще студентом я участвовал в разработке алгоритмов для одного из видов летательного аппарата F-35, но вскоре перестал.
Меня ждала Америка, докторская степень и научные исследования, требующие серьезного финансирования. Не знаю, к счастью или нет, но именно там, за океаном, значительная часть экономики базируется на научно-исследовательских работах. Меня приняли во все десять университетов, куда я подавал свое резюме, и, что особенно приятно, во всех случаях мне была выделена стипендия. Но выбор мой пал на Калифорнийский университет в Сан-Диего, где я спустя два года получил степень магистра инженерных наук. Почему именно этот университет? Все просто: я не люблю мерзнуть, а в Сан-Диего тепло! Потом последовал перевод в Технологический институт штата Джорджия и степень доктора философии по аэрокосмической инженерии и робототехнике, параллельно получил степень магистра по математике. Все ученые степени с пометкой «отлично»...

- Как Вы попали в NASA?
- Меня порекомендовали. Будучи докторантом Технологического университета штата Джорджия, я работал в United Technologies Research Center-Sikorsky Aircraft. Мы занимались разработкой автономной системы беспилотизации вертолетов Сикорского. Как раз в этот период представители NASA обратились в университет в поисках специалистов с опытом участия в разработке подобных систем. Так я оказался в Национальном управлении США по аэронавтике и исследованию космического пространства, где присоединился к группе роботических исследований их научно-исследовательского центра. Мы проводили научные исследования по беспилотным хаммерам, я сам работал над локализацией программного обеспечения беспилотных автомобилей. А спустя два года я ушел из NASA.

- Почему? 
- Mercedes Benz. В 2015 году представители научно-исследовательского центра этой немецкой корпорации вышли со мной на связь и предложили стать у них главным инженером в области разработки беспилотных автомобилей. Так я переехал в Кремниевую долину и стал сотрудником Mercedes Benz. Работа над «интеллектом» машин будущего заняла два года, после чего я принял решение уйти и оттуда: рабочая обстановка начала приносить мне дискомфорт...
Меня пригласили главным инженером в стартап-проект, тоже занимавшийся беспилотными автомобилями. Но если вначале благодаря большим инвестициям проект казался довольно перспективным, с очень мотивированными участниками, то спустя полгода я убедился, что вся работа лежит на мне. За этот период мне удалось протащить проект через две проверки, подтвердившие годность наших разработок, но я все-таки снова решил уйти. Позже ко мне пришло своего рода озарение: я понял, что больше не хочу работать ни на кого вообще. Я начал путешествовать, занимаюсь консалтингом, подумываю создать свою компанию. Ведь с каждым годом растет интерес к автоматизации в разных отраслях, в частности, к беспилотным автомобилям, способным увеличить безопасность на дорогах, снизить смертность от дорожно-транспортных происшествий.

- Не считаете ли Вы, что широкое внедрение автоматизации способно резко увеличить безработицу?
- Мы живем в эпоху постоянных перемен и развития. Некогда человек, привыкший скакать в седле, клялся, что никогда не сядет в «кряхтящую железяку» на колесах. А сегодня мы обсуждаем беспилотные автомобили, при этом природное равновесие не сильно сместилось. Но доля правды в ваших словах есть. Уже сейчас возникает недовольство среди людей, десятками лет выполнявших одну и ту же работу, и вот в одно прекрасное утро их заменил один автомат, работающий в разы качественнее и быстрее. В обозримом будущем, например, те же беспилотные автомобили могут оставить без работы водителей...

- Что же, по-Вашему, всем этим людям придется делать?
- Человеческий мозг устроен таким образом, что способен адаптироваться практически к любым условиям. Сегодня вас пугает перспектива остаться без работы, а через какое-то время вы можете раскрыть в себе новый потенциал, приобрести другие навыки. К тому же с развитием технологий появляются все новые специальности. Настолько новые, что отследить их порой непросто...
Ученые США провели очень интересный эксперимент. Группе людей, численностью в 2000, будут выдавать ежемесячное содержание в тысячу долларов за просто так, они будут иметь право ничего не делать. Естественно, кто-то будет наслаждаться жизнью на тысячу долларов в месяц, устроив себе пожизненные каникулы. Но у кого-то свободное время заведет в мозгу двигатель креативного мышления – ставка делается именно на таких. Ожидается, что в таких своеобразных экстремальных условиях человеческий мозг начнет вырабатывать креативные идеи, искать и находить новые методы применения человеческой силы, а значит, и способы заработка. К тому же я искренне верю в то, что в будущем автоматизация сможет снизить в десятки раз стоимость различных вещей, необходимых для жизнедеятельности человека.

- Какие-то области все же останутся неподвластными автоматизации?
- Направления, требующие креативного мышления, творческого подхода. Те же художники, например. Или просто добрые человеческие руки, способные приготовить вкусный ужин...

- Есть ли у Вас идеи, связанные с Азербайджаном?
- Будучи в Баку, я успел обсудить в нескольких государственных и частных организациях тему создания научно-исследовательского центра в нашей стране. К сожалению, пока без конкретных результатов – главной проблемой остается все то же: необходимы большие инвестиции. Кроме того, я собираюсь запустить в США свой стартап-проект, в который с удовольствием включу талантливых ребят из Азербайджана. Постараюсь и дальше выступать с семинарами в Баку во всех университетах и прочих организациях, в которые меня приглашают, с целью привлечь внимание к робототехнике, искусственному интеллекту. И кое-что уже сделано...
Мой первый семинар был адресован молодежи из бедных семей. Для меня было важно мотивировать этих ребят, внушить им веру в себя, свои силы. Я ведь сам рос в небогатой семье и не потратил ни копейки на свое образование.
Я хотел донести до них, что это реально даже в нашей стране, стоит только захотеть. Главное – никогда не опускать руки, даже столкнувшись с трудностями!

.